Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

nik1

Путеводитель по журналу

Краткое содержание предыдущих серий
Carmina morte carent или стихи бессмертны
Петербургская Агарь. Подборка стихов Лидии АверьяновойИван СавинМихаил Лермонтов, командир спецназаНиколай ТуроверовДон-Аминадо – «Двенадцать» и лирикаСон о казненном поэте (90 лет трагической гибели Николая Гумилева)За Глеба! Последний бизон (Глеб Горбовский)Точит сизую ки́новарь осень На родной беломорский простор. Памяти Николая КлюеваАнри Волохонский (1936-2017). R.I.P.Rudyard Kipling (1865-1936). Russia To The Pacifists Заветов Пушкина хранитель, Тенденций недруг и реклам. Констанин ФофановВодолей. Русский Поэт Юрий КузнецовНиколай Рубцов. К 75-летию со дня рождения и 40-летию кончиныВалентин Катаев. Поэт. Георгиевский кавалерМосквич, влюбленный в Петербург. Николай Яковлевич Агнивцев«Как вода в новгородских колодцах должна быть черна и сладима». Четвертое измерение в поздних стихах О.М.В вечерний час воспоминаний. Вера Булич (1898-1954)Незнакомка с челом Бетховена. София ПарнокНаталья КрандиевскаяДва поэта над речкой ВологдойПетербург в стихах Сергея Петрова Борис СадовскойПамяти Вадима ЧернякаВ ШЕСТЬ ЧАСОВ УТРА ПОСЛЕ ВОЙНЫ. Три стихотворения Бориса СлуцкогоЕще раз про дуэль. ГУМИЛЁВ vs ВОЛОШИН: КАРТИНКА, КОТОРАЯ НЕ СКЛАДЫВАЕТСЯПреславная, прекрасная стату́я!Рождественское

Петербургские зарисовки
Особняк Зубовых. ИнтерьерыХрам-памятник Императору Александру IIIПушкинская — улица любви, богемы и иллюзийПушкинская. От Мамонта до ГлебаБизон на Пушкинской, 2Памятник Чернышевскому среди могильных плитАдмирал Клокачев и его домик в КоломнеЦветаевский квартал в ПетербургеСтанция Александровская и Отдельная ЕИВ ж/д ветка«Магический, холодный и вольный Петербург». Сергей АуслендерПро шарф голубой, блондинку и скетинг-рингиПять адресов Федора СологубаУ Сологуба на РазъезжейСпит брачный пир в просторном мертвом граде. Петербург Константина ВагиноваПетербургские адреса Авроры КарамзинойПитерским быкам - 185 летИосиф Михайлович де Рибас. Адреса и памятники в Санкт-Петербурге и ОдессеМурзинка. Исчезающий район Санкт-ПетербургаМурзинка. Приобретения и потери (продолжение)Дмитрий Бенардаки (1799-1870). Судьба и храм меценатаТаврический дворец. От Светлейшего князя Г.А.Потемкина к вершинам народовластияПамятники Императору Александру II в Санкт-ПетербургеДворец кн. Юсуповых. Жилые покои Феликса Феликсовича и Ирины Александровны Тенишевское училищеБенедикт Лившиц (1886-1938). Стихи о ПетербургеДом с башней на Таврической. ИнтерьерыДом с башней. Елена ГуроДом на Сергиевской. К 50-летию со дня кончины Вел. княгини Ольги АлександровныГрафиня М.Э.Клейнмихель и два ее домаГлубокий обморок сирени. К 100-летию кончины Михаила ВрубеляЛейб-Гвардии Финляндский полк. Два монумента и судьба знамениЦерковь Воскресения Христова у Смоленского кладбищаОхтинский разлив. Затерянный мир в 15 мин. езды от СмольногоСтранные монументыТрамвай на Улице жизниЗагадочное плавсредство в СтрельнеСвяточное чудо, прикрытое сеткойПропавшая памятная доска Высоцкому в ПетербургеНиколай Помяловский (1835-1863). Поречане, крючники и характер Малой ОхтыЛеонтьевский мыс, Колтовская слобода и мост БетанкураУткина дача — 2018. А также след Юрия КолкераМуму, Тургенев (1818-1883), год Собаки ПОНЯТЬ, ЧТО ЛУЧШЕ НЕТУ ДЕЛА, ЧЕМ ГОРОД, СНЕГ ИЛИ ЗАКАТДом Елисеевых и крысофобия Александра Грина
Collapse )
nik1

Стансы Петре

129.93 КБ

Город розово-красный
половину вечности прожил... Дж.У.Бергон


Распалась вечность в половины,
расщеплен в спектре розы цвет,
раскрылась камня сердцевина
в тысячелетнем ведовстве,
в закатной легкой полутени,
в просветы скал занесена,
Эль-Хазны красная стена
возникла сгустком наважденья.

Времен Моава и Амона
с кроссовок стряхивал ты пыль,
в разноязыкости толпы
продравшись горлышком каньона.
Пещеры, храмы и могилы,
докуда различает взгляд -
отдастся детям Исмаила
Исава красного земля
в предсказанном библейском действе,
в набат ударит набатейство,
и, по обочинам змеясь,
в пестроты знаков арамейских
арабская вольется вязь.

И было: в древности разлитой
торговцев крик разноголос,
жокеи с ликом трансвеститов,
по скалам верхолазье коз.
И был полет, и что-то снилось,
а за стеклом - двоенье лун,
весь в серебре Джебель-Харун*,
послед заката - черный ирис.


*)араб. - гора Аарона (на вершине которой находится гробница библейского пророка).Collapse )
nik1

Старая Ладога/Альдейгье/Альдейгьюборг

86,30 КБ
Прошел мечом землю
Вальдамара, смерти
Врагов обрекая
В побоищах, воин.
Твердо знаю, в Гардах
Повергатель ратей
Альдейгье погибель
Уготовил, стойкий.
Эйольв Дадаскальд, виса из поэмы «Бандадрапа», ок.1010г.
= = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = = =
Каменное прясло на приспе.
Полумрак воротной башни.
Закомары в ледяной крупе
По музейному позавчерашни.
Подлинник не то чтоб надоел,
Но у дел покуда новодел.

Все равно – шепчи или кричи,
Розово-бесстыжи над раскопом
Силикатной пробы кирпичи
Кажут гузно всем твоим европам,
И надежно замыкает взгляд
Алюминиевый комбинат.

Как сказал один тут: на фига
Красота, когда повсюду янки?
Дожуем последнего сига,
Сцеживая «хольстен» из жестянки.
Только былие шмонает ветр.
Здесь теперь 101-й километр.

Некогда великая страна
Ты беззубо поджимаешь губы.
В церкви серебрится бузина.
Киснут и ползут сырые срубы.
И Пилат с Вараввой заодно
Крутят колумбийское кино.

Вот и Рюрик дуриком забрел
Из своей Ютландии. Чего там
Наплели послы про злат-престол?
Восседали б сами по болотам...
Господи, помилуй и спаси
Первую любовь Всея Руси.

В немощи покинутая мать
Первых градов — Китежа и Киева,
Ладога, зачем мне поминать
Вервие твое и время Виево?
Тесноту двенадцати веков,
Москвичей, потом большевиков.

Битой сукой, жмущейся к ноге,
Вскормишь снадобьем своей же печени
Прясла на яйце и твороге
Да культурный слой на человечине.
Ни принять, ни тронуть не могу.
А не пожелаю и врагу.
Андрей Чернов, Стансы Альдейгии, 1996г.

В ЭТОМ ГОДУ ИСПОЛНИТСЯ 1255 ЛЕТ ПЕРВОЙ СТОЛИЦЕ РУСИ

Скандинавы звали Ладогу Альдейгья, а позднее, когда появилась каменная крепость, – Альдейгьюборг. Сюда в 862 г. по приглашению ладожан пришел Рюрик. Отсюда начинается объединение Северной и Южной Руси. По летописям в Ладоге в 912 году гибнет от укуса змеи Вещий Олег.
ЧИТАЕМ ЗДЕСЬ
замечательные стихи ладожского цикла Андрея Чернова
nik1

Сонет на 0°43´ Virgo

6,63 КБ
Со знаком Девы в дом приходит грусть,
Тончайшая осенняя игла.
Как символ нисходящего узла,
Перед тобой лет затонувших груз,

С мельканьем гипнотическим юла,
Следы периодических безумств,
Сюжеты, что читаешь наизусть...
И ты сюда нечаянно вошла.

Уже разжег закат янтарь волос,
А мы с тобою в забытьи сидим...
Вплывают в полутьму веранды дачной

Все наши несрастухи не всерьёз,
И юности нежданный рецидив,
И в пятнах света озера прозрачность.
nik1

еще сонет

Короткая и милая пора,
между черемухи цветеньем и сирени,
когда прошло безумье битв весенних,
и холода - уже позавчера.

Легко и пишется, и дышится с утра.
Вот море зелени без пыли и без тленья,
как образ мира до грехопаденья,
да миражом закатная игра.

Таким, вот, кратким, беспричинным счастьем,
наверно, время отражается зачатья,
когда душа пришла в земной наш край.

Все сходится – его в себе мы носим -
Шевчук и Пушкин воспевали осень,
Аз, многогрешный, - северный наш май.