Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

nik1

Путеводитель по журналу

Краткое содержание предыдущих серий
Carmina morte carent или стихи бессмертны
Петербургская Агарь. Подборка стихов Лидии АверьяновойИван СавинМихаил Лермонтов, командир спецназаНиколай ТуроверовДон-Аминадо – «Двенадцать» и лирикаСон о казненном поэте (90 лет трагической гибели Николая Гумилева)За Глеба! Последний бизон (Глеб Горбовский)Точит сизую ки́новарь осень На родной беломорский простор. Памяти Николая КлюеваАнри Волохонский (1936-2017). R.I.P.Rudyard Kipling (1865-1936). Russia To The Pacifists Заветов Пушкина хранитель, Тенденций недруг и реклам. Констанин ФофановВодолей. Русский Поэт Юрий КузнецовНиколай Рубцов. К 75-летию со дня рождения и 40-летию кончиныВалентин Катаев. Поэт. Георгиевский кавалерМосквич, влюбленный в Петербург. Николай Яковлевич Агнивцев«Как вода в новгородских колодцах должна быть черна и сладима». Четвертое измерение в поздних стихах О.М.В вечерний час воспоминаний. Вера Булич (1898-1954)Незнакомка с челом Бетховена. София ПарнокНаталья КрандиевскаяДва поэта над речкой ВологдойПетербург в стихах Сергея Петрова Борис СадовскойПамяти Вадима ЧернякаВ ШЕСТЬ ЧАСОВ УТРА ПОСЛЕ ВОЙНЫ. Три стихотворения Бориса СлуцкогоЕще раз про дуэль. ГУМИЛЁВ vs ВОЛОШИН: КАРТИНКА, КОТОРАЯ НЕ СКЛАДЫВАЕТСЯПреславная, прекрасная стату́я!Рождественское

Петербургские зарисовки
Особняк Зубовых. ИнтерьерыХрам-памятник Императору Александру IIIПушкинская — улица любви, богемы и иллюзийПушкинская. От Мамонта до ГлебаБизон на Пушкинской, 2Памятник Чернышевскому среди могильных плитАдмирал Клокачев и его домик в КоломнеЦветаевский квартал в ПетербургеСтанция Александровская и Отдельная ЕИВ ж/д ветка«Магический, холодный и вольный Петербург». Сергей АуслендерПро шарф голубой, блондинку и скетинг-рингиПять адресов Федора СологубаУ Сологуба на РазъезжейСпит брачный пир в просторном мертвом граде. Петербург Константина ВагиноваПетербургские адреса Авроры КарамзинойПитерским быкам - 185 летИосиф Михайлович де Рибас. Адреса и памятники в Санкт-Петербурге и ОдессеМурзинка. Исчезающий район Санкт-ПетербургаМурзинка. Приобретения и потери (продолжение)Дмитрий Бенардаки (1799-1870). Судьба и храм меценатаТаврический дворец. От Светлейшего князя Г.А.Потемкина к вершинам народовластияПамятники Императору Александру II в Санкт-ПетербургеДворец кн. Юсуповых. Жилые покои Феликса Феликсовича и Ирины Александровны Тенишевское училищеБенедикт Лившиц (1886-1938). Стихи о ПетербургеДом с башней на Таврической. ИнтерьерыДом с башней. Елена ГуроДом на Сергиевской. К 50-летию со дня кончины Вел. княгини Ольги АлександровныГрафиня М.Э.Клейнмихель и два ее домаГлубокий обморок сирени. К 100-летию кончины Михаила ВрубеляЛейб-Гвардии Финляндский полк. Два монумента и судьба знамениЦерковь Воскресения Христова у Смоленского кладбищаОхтинский разлив. Затерянный мир в 15 мин. езды от СмольногоСтранные монументыТрамвай на Улице жизниЗагадочное плавсредство в СтрельнеСвяточное чудо, прикрытое сеткойПропавшая памятная доска Высоцкому в ПетербургеНиколай Помяловский (1835-1863). Поречане, крючники и характер Малой ОхтыЛеонтьевский мыс, Колтовская слобода и мост БетанкураУткина дача — 2018. А также след Юрия КолкераМуму, Тургенев (1818-1883), год Собаки ПОНЯТЬ, ЧТО ЛУЧШЕ НЕТУ ДЕЛА, ЧЕМ ГОРОД, СНЕГ ИЛИ ЗАКАТДом Елисеевых и крысофобия Александра Грина
Collapse )
nik1

Анна Вронски

Рублеffским писательницам обоего пола посвящает афтор
эти трагические строки


Каренин был лысый и злой олигарх,
и в женском агентстве охранном,
тусуясь на Темзы родных берегах,
он встретил прелестницу Анну.

Нет сисек и попы, коленки торчком,
модель в олигарховом вкусе -
плюс бойко владела она язычком
и лихо работала с "Узи".

Мохито во рту, сигаретка в зубах,
поймешь ли, что двигает страстью…
Сошлись эти двое, как газ и труба -
о, спецпредложение счастья!

Лямур и гламур (типа дивные сны),
с которых уедет крышняк у иных,
а наша девица с хрущевки
уж свеццкая львица Рублеффки.

Armani, Pratesi, собачий журнал -
тут сразу поймешь, что не быдло,
Каренин старик как лошадка пахал,
скучать ему некогда было.

Люб-off стала -on, раскрутилися в дым
проекты Анюты один за другим,
имения, брильянты - хватай и ликуй,
а завтра День счастья иль ломаный х.. снимут башку.

Но в эту идиллию Вронски проник
своею натурою бурной,
он был молодой офицер-силовик,
к тому же из Санкт-Петербурга.

Прорюхала сразу Анюта момент:
вот тут перспектива и сила,
и, сделав ему в Lamborgini м...,
она свои чувства открыла.

И взяла, заместо неброской,
фамилию гламурную Вронски,
а дальше - в режиме нон-стопа,
с уколами ботокса. В жопу.

У Анны был брат, его звали Степан,
по жызни он шел без усилий
и был, говорят, одинцовский пахан
и спонсор «Голимой России».

Сестре позавидовав, ить-растудыть,
решился он бизнес у ней отсудить,
ревнивого дурня прихлопнув навек,
как водится нынче в старушке-Москве.

Сплошной, сцуко, casual у нашей земли:
три киллера разом на дело пошли,
такие, вот, нах.. Cavalli -
друг друга они заказали.

История эта с печальным концом:
некрологи в местной газетке -
два трупа мужских, тетка headless ничком
на рельсах на Усовской ветке.

Пока там менты разбирались, чё как,
наука достигла вершины,
и запросто голову Ксюшы С.....
хирурги бедняжке пришили!

Теперь этот монстр не тужит-живет
в уютно-гламурной квартире
и пишет романы, а в них создает
для юности ориентиры.

Стал Вронски банкиром, и счастливы все,
в ток-шоу ведут разговоры,
и тянутся вдоль двух Успенских шоссе
zаборы, zаборы, zаборы...


З.Ы. Все совпадения случайны. Аффтар особо подчеркивает отсутствие гнусных nаmerений бросить tень на ПЕРВОЕ и ВТОРОЕ лица отечественного гламура