Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

nik1

Путеводитель по журналу

Краткое содержание предыдущих серий
Carmina morte carent или стихи бессмертны
Петербургская Агарь. Подборка стихов Лидии АверьяновойИван СавинМихаил Лермонтов, командир спецназаНиколай ТуроверовДон-Аминадо – «Двенадцать» и лирикаСон о казненном поэте (90 лет трагической гибели Николая Гумилева)За Глеба! Последний бизон (Глеб Горбовский)Точит сизую ки́новарь осень На родной беломорский простор. Памяти Николая КлюеваАнри Волохонский (1936-2017). R.I.P.Rudyard Kipling (1865-1936). Russia To The Pacifists Заветов Пушкина хранитель, Тенденций недруг и реклам. Констанин ФофановВодолей. Русский Поэт Юрий КузнецовНиколай Рубцов. К 75-летию со дня рождения и 40-летию кончиныВалентин Катаев. Поэт. Георгиевский кавалерМосквич, влюбленный в Петербург. Николай Яковлевич Агнивцев«Как вода в новгородских колодцах должна быть черна и сладима». Четвертое измерение в поздних стихах О.М.В вечерний час воспоминаний. Вера Булич (1898-1954)Незнакомка с челом Бетховена. София ПарнокНаталья КрандиевскаяДва поэта над речкой ВологдойПетербург в стихах Сергея Петрова Борис СадовскойПамяти Вадима ЧернякаВ ШЕСТЬ ЧАСОВ УТРА ПОСЛЕ ВОЙНЫ. Три стихотворения Бориса СлуцкогоЕще раз про дуэль. ГУМИЛЁВ vs ВОЛОШИН: КАРТИНКА, КОТОРАЯ НЕ СКЛАДЫВАЕТСЯПреславная, прекрасная стату́я!Рождественское

Петербургские зарисовки
Особняк Зубовых. ИнтерьерыХрам-памятник Императору Александру IIIПушкинская — улица любви, богемы и иллюзийПушкинская. От Мамонта до ГлебаБизон на Пушкинской, 2Памятник Чернышевскому среди могильных плитАдмирал Клокачев и его домик в КоломнеЦветаевский квартал в ПетербургеСтанция Александровская и Отдельная ЕИВ ж/д ветка«Магический, холодный и вольный Петербург». Сергей АуслендерПро шарф голубой, блондинку и скетинг-рингиПять адресов Федора СологубаУ Сологуба на РазъезжейСпит брачный пир в просторном мертвом граде. Петербург Константина ВагиноваПетербургские адреса Авроры КарамзинойПитерским быкам - 185 летИосиф Михайлович де Рибас. Адреса и памятники в Санкт-Петербурге и ОдессеМурзинка. Исчезающий район Санкт-ПетербургаМурзинка. Приобретения и потери (продолжение)Дмитрий Бенардаки (1799-1870). Судьба и храм меценатаТаврический дворец. От Светлейшего князя Г.А.Потемкина к вершинам народовластияПамятники Императору Александру II в Санкт-ПетербургеДворец кн. Юсуповых. Жилые покои Феликса Феликсовича и Ирины Александровны Тенишевское училищеБенедикт Лившиц (1886-1938). Стихи о ПетербургеДом с башней на Таврической. ИнтерьерыДом с башней. Елена ГуроДом на Сергиевской. К 50-летию со дня кончины Вел. княгини Ольги АлександровныГрафиня М.Э.Клейнмихель и два ее домаГлубокий обморок сирени. К 100-летию кончины Михаила ВрубеляЛейб-Гвардии Финляндский полк. Два монумента и судьба знамениЦерковь Воскресения Христова у Смоленского кладбищаОхтинский разлив. Затерянный мир в 15 мин. езды от СмольногоСтранные монументыТрамвай на Улице жизниЗагадочное плавсредство в СтрельнеСвяточное чудо, прикрытое сеткойПропавшая памятная доска Высоцкому в ПетербургеНиколай Помяловский (1835-1863). Поречане, крючники и характер Малой ОхтыЛеонтьевский мыс, Колтовская слобода и мост БетанкураУткина дача — 2018. А также след Юрия КолкераМуму, Тургенев (1818-1883), год Собаки ПОНЯТЬ, ЧТО ЛУЧШЕ НЕТУ ДЕЛА, ЧЕМ ГОРОД, СНЕГ ИЛИ ЗАКАТ
Collapse )
nik1

О, не хватайся, трибун, дерзкой рукою за лупу

ДАБЫ ПОРОК ОБЛИЧИТЬ ТАМ, ГДЕ НЕ ВИДНО ЕГО

Все кругом теперь об этом говорят. Серьезные госструктуры обсуждают, надо ли маркировать сторублевые купюры знаком «18 +». Пресса перепечатывает, злобные блоггеры неистовствуют. И все было спокойно, пока не потребовал народного трибуна к священной жертве Аполлон.
Лично я столько раз сторублевки в руках держал и ничего крамольного не усмотрел. Наверное, зрение плохое.
Может, избранник наш увеличительным стеклом пользовался?

Похоже, всё дело в воображении. Но это уже диагноз.

Бедный утонет твой моск, малых детишек страхуя,
В вихре из наночастиц и аполлонских яицкудрей
nik1

Княжна милосердия

К 80-ЛЕТИЮ КОНЧИНЫ ВЕРЫ ИГНАТЬЕВНЫ ГЕДРОЙЦ (1870-1932)

Княжна Вера Гедройц (слева), Вел.княжна Татьяна, Императрица Александра Федоровна, Анна Вырубова, Вел.княжна Ольга (сидит)
с ранеными офицерами. 1914 г.


Перекошённые столбы,
Снегов декабрьских аметисты,
Избы, что строили рабы,
А разрушали коммунисты.
И нет остатков, ни следа,
Того, что ты воздвиг когда-то.
Снесли огнистые года
Валы, что были возле хаты.
Воспоминанье, унеси
Тот труд, покрытый легкой мглою,
Где лед колол перед толпою
Последний царь всея Руси.
(СЕРГЕЙ ГЕДРОЙЦ. Домик Алексея, 1925)
Collapse )
nik1

Психиатрическая больница №3 им. И.И.Скворцова-Степанова

183.38 КБ
В народной питерской топонимике это учреждение существует под названием «Скворечник». Но даже петербуржцам далеко не всем известно, что на его обширной, огороженной забором территории находятся интереснейшие объекты архитектурного наследия. Collapse )
nik1

Что же мы всё-таки пьем?! Жидкость №0

59.88 КБ
В совецкие времена был анекдот. Мужик заявляется на работу весь мятый. Удивленным сослуживцам отвечает: «Что ни включишь - про Ленина вещает. Я и утюг боюсь включать...».
Теперь место Ильича заняли лактобактерии и прочие растишки. Глотать их нужно каждый день, иначе иммунитет уйдет к Ире, холестерин задушит. Судя по остервенелости рекламы, бабла сюда вбухано не меньше легендарного золота партии.
Посему пора разобраться с тем, что же мы, собственно, в себя вливаем. Начнем с жидкости №0, из которой мы с вами на 75% состоим - с воды Collapse )
nik1

Анна Вронски

Рублеffским писательницам обоего пола посвящает афтор
эти трагические строки


Каренин был лысый и злой олигарх,
и в женском агентстве охранном,
тусуясь на Темзы родных берегах,
он встретил прелестницу Анну.

Нет сисек и попы, коленки торчком,
модель в олигарховом вкусе -
плюс бойко владела она язычком
и лихо работала с "Узи".

Мохито во рту, сигаретка в зубах,
поймешь ли, что двигает страстью…
Сошлись эти двое, как газ и труба -
о, спецпредложение счастья!

Лямур и гламур (типа дивные сны),
с которых уедет крышняк у иных,
а наша девица с хрущевки
уж свеццкая львица Рублеффки.

Armani, Pratesi, собачий журнал -
тут сразу поймешь, что не быдло,
Каренин старик как лошадка пахал,
скучать ему некогда было.

Люб-off стала -on, раскрутилися в дым
проекты Анюты один за другим,
имения, брильянты - хватай и ликуй,
а завтра День счастья иль ломаный х.. снимут башку.

Но в эту идиллию Вронски проник
своею натурою бурной,
он был молодой офицер-силовик,
к тому же из Санкт-Петербурга.

Прорюхала сразу Анюта момент:
вот тут перспектива и сила,
и, сделав ему в Lamborgini м...,
она свои чувства открыла.

И взяла, заместо неброской,
фамилию гламурную Вронски,
а дальше - в режиме нон-стопа,
с уколами ботокса. В жопу.

У Анны был брат, его звали Степан,
по жызни он шел без усилий
и был, говорят, одинцовский пахан
и спонсор «Голимой России».

Сестре позавидовав, ить-растудыть,
решился он бизнес у ней отсудить,
ревнивого дурня прихлопнув навек,
как водится нынче в старушке-Москве.

Сплошной, сцуко, casual у нашей земли:
три киллера разом на дело пошли,
такие, вот, нах.. Cavalli -
друг друга они заказали.

История эта с печальным концом:
некрологи в местной газетке -
два трупа мужских, тетка headless ничком
на рельсах на Усовской ветке.

Пока там менты разбирались, чё как,
наука достигла вершины,
и запросто голову Ксюшы С.....
хирурги бедняжке пришили!

Теперь этот монстр не тужит-живет
в уютно-гламурной квартире
и пишет романы, а в них создает
для юности ориентиры.

Стал Вронски банкиром, и счастливы все,
в ток-шоу ведут разговоры,
и тянутся вдоль двух Успенских шоссе
zаборы, zаборы, zаборы...


З.Ы. Все совпадения случайны. Аффтар особо подчеркивает отсутствие гнусных nаmerений бросить tень на ПЕРВОЕ и ВТОРОЕ лица отечественного гламура
nik1

Новопитерский антисонет

Города таинственная карта
В приступе мигрени и петардах,
В искривленных куполах соборов,

Движешься с потоком серой мыши
Улицами всех стрелков латышских
И еще каких-то мародеров.

В блеске страз мелькнет фасад безглазый
Маскою в толпе венецианской,
Вертикаль в классическом убранстве
Разорвет бетона метастазы.

Зимний ливень в клетках диабаза
Отстучит столице мертвой стансы,
На каналах, будто марсианских,
Отблеск фонарей звездообразен.
nik1

почти мифологическое…

Моя наяда и сильфида,
кариатида, нереида,
мы словно Луций и Фотида,
жизнь покатилась под откос -
я потерял тебя из вида,
о, пожалей мое либидо,
мозгов не хватит у Эвклида
решить нам гендерный вопрос!

У побережья Арголиды
ты под прозрачною хламидой
сияешь для мужей Кипридой
в магнолиях и связках роз,
но рядом старец, скорбный видом,
прилипчивый, как вирус СПИДа
посланец мрачного Аида -
дери его трехглавый пес...

Когда ж сей кончится наркоз?!
Утру потоки горьких слез
и укачу в свою Тавриду,
буду пить пиво со ставридой
Collapse )
nik1

ПЕСНЯ О ПТИЧЬЕМ ГРИППЕ

Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, N1H5 носитель.

Чайки стонут - злобный вирус очень скоро их достанет, и на моря дне готовы спрятать ужас перед гриппом.

Все мрачней и ниже тучи опускаются на Землю, рвут заставы и кордоны волны страшных эпидемий.

Не спасут реалти-шоу, Знаменитости, Кумиры, олигархи, депутаты и Дом-2 с красоткой Ксюшей. Даже толпы юмористов все попрятались куда-то.

У седой равнины моря с криком носится, как демон, гордый витязь Жириновский с допотопною базукой. Он спасет Одну Шестую от невидимой заразы. Вместе с армией собратьев, Либеральных Демократов.

А пендосы пусть подохнут в муках совести и тела (впрочем, тех, кто уцелеет, наделить гаремом можно и отправить омывать нам прыхаря в заливах южных).

- Дури! Дайте больше дури!!!
От прихода этой дури убежит Песец пушистый. Сам себя замочит вирус в заторможенном пространстве.

А партийный инкубатор, что высиживает яйца, разродится Птицей Счастья, Буревестником-мутантом.

И стране такой прекрасной, и великой, и Единой в ее радостном грядущем петушиный чих не страшен!