Category: кино

nik1

Путеводитель по журналу

Краткое содержание предыдущих серий
Carmina morte carent или стихи бессмертны
Иван СавинМихаил Лермонтов, командир спецназаНиколай ТуроверовДон-Аминадо – «Двенадцать» и лирикаСон о казненном поэте (90 лет трагической гибели Николая Гумилева)За Глеба! Последний бизон (Глеб Горбовский)Точит сизую ки́новарь осень На родной беломорский простор. Памяти Николая КлюеваАнри Волохонский (1936-2017). R.I.P.Rudyard Kipling (1865-1936). Russia To The Pacifists Заветов Пушкина хранитель, Тенденций недруг и реклам. Констанин ФофановВодолей. Русский Поэт Юрий КузнецовНиколай Рубцов. К 75-летию со дня рождения и 40-летию кончиныВалентин Катаев. Поэт. Георгиевский кавалерМосквич, влюбленный в Петербург. Николай Яковлевич Агнивцев«Как вода в новгородских колодцах должна быть черна и сладима». Четвертое измерение в поздних стихах О.М.В вечерний час воспоминаний. Вера Булич (1898-1954)Незнакомка с челом Бетховена. София ПарнокНаталья КрандиевскаяДва поэта над речкой ВологдойПетербург в стихах Сергея Петрова Борис СадовскойПамяти Вадима ЧернякаВ ШЕСТЬ ЧАСОВ УТРА ПОСЛЕ ВОЙНЫ. Три стихотворения Бориса СлуцкогоЕще раз про дуэль. ГУМИЛЁВ vs ВОЛОШИН: КАРТИНКА, КОТОРАЯ НЕ СКЛАДЫВАЕТСЯПреславная, прекрасная стату́я!Рождественское

Петербургские зарисовки
Особняк Зубовых. ИнтерьерыХрам-памятник Императору Александру IIIПушкинская — улица любви, богемы и иллюзийПушкинская. От Мамонта до ГлебаБизон на Пушкинской, 2Памятник Чернышевскому среди могильных плитАдмирал Клокачев и его домик в КоломнеЦветаевский квартал в ПетербургеСтанция Александровская и Отдельная ЕИВ ж/д ветка«Магический, холодный и вольный Петербург». Сергей АуслендерПро шарф голубой, блондинку и скетинг-рингиПять адресов Федора СологубаУ Сологуба на РазъезжейСпит брачный пир в просторном мертвом граде. Петербург Константина ВагиноваПетербургские адреса Авроры КарамзинойПитерским быкам - 185 летИосиф Михайлович де Рибас. Адреса и памятники в Санкт-Петербурге и ОдессеМурзинка. Исчезающий район Санкт-ПетербургаМурзинка. Приобретения и потери (продолжение)Дмитрий Бенардаки (1799-1870). Судьба и храм меценатаТаврический дворец. От Светлейшего князя Г.А.Потемкина к вершинам народовластияПамятники Императору Александру II в Санкт-ПетербургеДворец кн. Юсуповых. Жилые покои Феликса Феликсовича и Ирины Александровны Тенишевское училищеБенедикт Лившиц (1886-1938). Стихи о ПетербургеДом с башней на Таврической. ИнтерьерыДом с башней. Елена ГуроДом на Сергиевской. К 50-летию со дня кончины Вел. княгини Ольги АлександровныГрафиня М.Э.Клейнмихель и два ее домаГлубокий обморок сирени. К 100-летию кончины Михаила ВрубеляЛейб-Гвардии Финляндский полк. Два монумента и судьба знамениЦерковь Воскресения Христова у Смоленского кладбищаОхтинский разлив. Затерянный мир в 15 мин. езды от СмольногоСтранные монументыТрамвай на Улице жизниЗагадочное плавсредство в СтрельнеСвяточное чудо, прикрытое сеткойПропавшая памятная доска Высоцкому в ПетербургеНиколай Помяловский (1835-1863). Поречане, крючники и характер Малой ОхтыЛеонтьевский мыс, Колтовская слобода и мост БетанкураУткина дача — 2018. А также след Юрия КолкераМуму, Тургенев (1818-1883), год Собаки ПОНЯТЬ, ЧТО ЛУЧШЕ НЕТУ ДЕЛА, ЧЕМ ГОРОД, СНЕГ ИЛИ ЗАКАТ
Путеводитель по журналу, читать далееCollapse )
nik1

Владимир Высоцкий в Подгорице


Водой наполненные горсти
Ко рту спешили поднести -
Впрок пили воду черногорцы,
И жили впрок - до тридцати.

А умирать почетно было
От пуль и матовых клинков,
И уносить с собой в могилу
Двух-трех врагов, двух-трех врагов.

Пока в ружье курок не стерся,
Стрелял и с седел, и с колен, -
И в плен не брали черногорца -
Он просто не сдавался в плен.

А им прожить хотелось до ста,
До жизни жадным, - век с лихвой, -
В краю, где гор и неба вдосталь,
И моря тоже - с головой :

Шесть сотен тысяч равных порций
Воды живой в одной горсти...
Но проживали черногорцы
Свой долгий век - до тридцати.

И жены их водой помянут;
И спрячут их детей в горах
До той поры, пока не станут
Держать оружие в руках.

Беззвучно надевали траур,
И заливали очаги,
И молча лили слезы в траву,
Чтоб не услышали враги.

Чернели женщины от горя,
Как плодородная земля, -
За ними вслед чернели горы,
Себя огнем испепеля.

То было истинное мщенье -
Бессмысленно себя не жгут :
Людей и гор самосожженье -
Как несогласие и бунт.

И пять веков - как Божьи кары,
И местью сына за отца -
Пылали горные пожары
И черногорские сердца.

Цари менялись, царедворцы,
Но смерть в бою - всегда в чести, -                 
Не уважали черногорцы
Проживших больше тридцати.



К 75-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВЕЛИКОГО АРТИСТА И ПОЭТАCollapse )