Колотун-Бабай (v_murza) wrote,
Колотун-Бабай
v_murza

Category:

Дмитрий Бенардаки (1799-1870). Судьба и храм мецената

150 лет назад в мае 1861 г. в Петербурге была заложена церковь Св. вмч. Димитрия Солунского. Ее возвели на средства крупнейшего российского промышленника и благотворителя Дмитрия Егоровича Бенардаки.
100 лет спустя церковь была разрушена и осквернена. Останки Д.Е. Бенардаки использовались в качестве учебного пособия в Гос.медицинской академии им. И.И. Мечникова.
2 сентября 2011 г. состоялось перезахоронение Д.Е. Бенардаки в некрополе Александро-Невской лавры.



НАХОДКА В ЦЕНТРЕ КОЛЫБЕЛИ РЕВОЛЮЦИИ
В ноябре 1962 г. под строительство концертного зала «Октябрьский» разбирали фундамент снесенной церкви Димитрия Солунского, называемой в народе Греческой.
Рабочие обнаружили гроб с забальзамированным телом мужчины, в сюртуке, с православным крестом и золотым медальоном под белой шелковой рубашкой. Рядом находилась свинцовая коробка с шестью фотографиями и жизнеописанием покойного.
Саркофаг был открыт и разграблен. Тело покойного, пролежав пару дней под питерским дождиком, было доставлено в судебно-медицинский морг №1.
Тогда эту историю замолчали. Через 34 года о подробностях рассказали «Санкт-Петербургские ведомости» (№№ от 16.03 и 18.05.1996 г.).
Было выяснено, что найденные останки принадлежат Дмитрию Егоровичу Бенардаки – одному из богатейших людей XIX в., оставившему глубокий след в русской культуре и пользовавшемуся огромным уважением в России и в Греции.

Появился ряд публикаций, в том числе в газете «НЛО». История обросла мистическими подробностями. Якобы сердце мецената было по его завещанию похоронено отдельно от тела в Греции. На самом деле оно использовалось в качестве экспоната музея кафедры судебной медицины, служа целям просвещения.
Еще 15 лет потребовалось на борьбу с отечественной бюрократией и проведение различных экспертиз. Чем занимались Ассоциация греческих общественных объединений России и благотворительный фонд г-на И.И. Саввиди, депутата Государственной Думы.


И вот, наконец, перезахоронение и установка памятника в Некрополе мастеров искусств.



Здесь он среди своих. Рядом могила художника Архипа Куинджи (тоже «русского грека»), а неподалеку – Карамзин, Жуковский, Гнедич, Достоевский. Кажется, история полувекового глумления над останками почетного гражданина Санкт-Петербурга закончилась.

РОВЕСНИК ПУШКИНА, ДРУГ ГОГОЛЯ
Дмитрий Егорович (Георгиевич) Бенардаки родился в июле 1799 г. в Таганроге (по другой версии - на о. Хиос). Его отец Георгий Никифорович поселился в Таганроге в ходе массового переселения греков, воевавших на стороне России в Русско-турецкой войне 1768-1774 гг. Он служил в русской армии морским офицером, был капитаном корабля «Феникс», на котором воевал с турецким флотом в войне 1787-1791 гг.
Д. Бенардаки закончил гимназию и в 1819 г. поступил в службу в Ахтырский гусарский полк. В 1823 г. по семейным обстоятельствам вышел в отставку в чине поручика и начал свой бизнес.
В это время в Петербурге шли торги по винным откупам. Тогдашние правила ведения бизнеса были таковы, что в торгах мог принять участие кто угодно, а выиграть их мог и отставной гусарский поручик. Что и произошло. А через шесть лет Д. Бенардаки был уже владельцем всего винодельческого промысла в столице с магазинами и складами.
Заработанные деньги он вкладывает в промышленность и сельское хозяйство. И уже к 1840-50-м гг. становится одним из первых миллионеров России и одновременно благотворителем и меценатом.
Из воспоминаний К.А. Скальского (1906): «Из славившихся тогда откупщиков первым по богатству считался Бенардаки, из таганрогских греков. Он нажил огромное состояние своим умом и ловкостью. Человек он был необыкновенной доброты, готовый услужить и весьма серьезно всем и каждому. Многие наживали благодаря ему целые состояния. Он был не только откупщиком, но и крупным помещиком, овцеводом, горным заводчиком и золотопромышленником».

Летом 1839 г. в Мариенбаде Бенардаки впервые познакомился с Н.В. Гоголем. Историк М. Погодин так писал о своем совместном с Гоголем и Бенардаки пребывании в Мариенбаде: «Всякий день после ванны ходили мы втроем - я, он (Бенардаки) и Гоголь по горам и долам и рассуждали о любезном отечестве. Где он не был, чего не знает, с кем не был он в сношении! Сибирь, Оренбург, Поволжье, Кавказ, Крым, Петербург - у него все как на ладони... Бенардаки, знающий Россию самым лучшим образом, рассказывал нам множество разных вещей, которые и поступили в материалы гоголевских «Мертвых душ», а характер Костанжогло во II части писан в некоторых частях прямо с него».

Свидетельство писателя С.Т. Аксакова: «Известный богач, очень замечательный человек по своему уму и душевным свойствам... этот грек Бенардаки - человек очень умный, но без всякого образования был единственным человеком в Петербурге, который называл Гоголя гениальным писателем и знакомство с ним ставил себе за большую честь». Остается добавить, что этот «человек без образования» свободно говорил на пяти языках.
А однажды поэт Василий Жуковский, у которого в Эрмитаже в то время жил Гоголь, пригласил Бенардаки к себе, чтобы «прибегнуть к помощи самого дельного человека России» (цитируется по очерку А. Корина). Нагрузив предпринимателя своими проблемами, Василий Андреевич захотел напоследок подарить ему зрелище -- картину под названием «Николай Васильевич Гоголь работает над своими бессмертными рукописями».
Он провел Бенардаки через внутренние комнаты к кабинету Гоголя, тихо отпер и отворил дверь. Зрелище действительно было на любителя: "… передо мной стоял Гоголь в следующем фантастическом костюме: вместо сапог длинные шерстяные русские чулки выше колен, шея обмотана большим разноцветным шарфом, а на голове -- бархатный малиновый, шитый золотом кокошник, весьма похожий на головной убор мордовок. Гоголь писал и был углублен в свое дело, и мы, очевидно, помешали ему, он долго, не зря, смотрел на нас, но костюмом своим нисколько не стеснялся". "И правильно сделал, -- заметил Бенардаки, -- Ежели, к примеру, эта амуниция способствует успеху дела, почему нет? Конечно, если бы я, к примеру, в таком виде отправился к министру финансов на предмет получения концессии на золотые прииски, -- объяснил Дмитрий Егорович, -- возможно, у меня и у министра возникли бы некоторые проблемы, разрешаемые только с помощью врачей. Но художники -- дело другое. Что если без этого бархатного кокошника "Мертвые души" не получаются такими волшебно живыми? Стало быть, надо считать сей бархатный убор прекрасной инвестицией в этот изумительный по своей рентабельности проект".

Именно благотворительность, как отмечает А. Корин, была «одной из основных забот вечно занятого Бенардаки». За благотворительность Император Александр II пожаловал Дмитрию Егоровичу звание потомственного дворянина.

Бенардаки был близко знаком с Лермонтовым, активно помогал другу Пушкина П.В. Нащокину, а ссыльного анархиста М. Бакунина взял к себе на службу в Амурскую компанию. В одной из золотопромышленных компаний Бенардаки управляющим и компаньоном был декабрист А.В. Поджио. Еще один декабрист, В.Ф. Раевский служил у Бенардаки доверенным по винным откупам.

В 1824 г. Д.Е.Бенардаки женился на Анне Егоровне Кипури. У них родились три сына и пять дочерей. В Эрмитаже хранятся портреты Д.Е. Бенардаки, его жены и дочери Екатерины (графиня Д'Аш) выполненные в 1844 г. французским художником Карлом фон Штейбеном.



«НОВЫЙ РУССКИЙ» XIX ВЕКА. СМЕЛОСТЬ, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ЧЕСТНОСТЬ
Там, где Волга протекает
Полосою темных вод,
Уж, наверно, всякий знает
Бенардаковский завод.
Старый, малый, трезвый, пьяный
По свистку спешит в завод,
Перебранка, говор ранний
Раздается у ворот…

(из песни неизвестного автора, 2-я половина XIX в.)

В марте 1849 г. в Петербурге возникла «Компания Нижегородской машинной фабрики Волжского буксирного и завозного пароходства». Ее учредителями были кн. Л.В. Кочубей, кн. В.А. Меньшиков и Д.Е. Бенардаки. Компаньоны решили построить в окрестностях Нижнего Новгорода судостроительное предприятие. Но когда Дмитрий Егорович предложил вложить деньги в строительство металлургического завода в Сормове, партнеры по-тихому ушли со своими капиталами от рискованного проекта.

Бенардаки остался единоличным хозяином. На свой страх и риск он основал ставший впоследствии легендой русской промышленности Сормовский завод. И оказался прекрасным топ-менеджером. По воспоминаниям очевидцев, он был везде и всюду. Его видели и в цехах, и на территории завода, и в затоне, и в конторе управляющего. При Бенардаки на заводе -- впервые в нашей стране -- появились паровые машины, токарные станки, подъемный кран. Это Дмитрий Егорович разглядел и поверил в гениального русского молодого инженера Износкова, и тот соорудил для завода первую в России мартеновскую печь. Уже в 1850 г. на Сормовском заводе был построен небольшой колёсный пароход «Ласточка», а вслед за ним - двухтрубный кабестан «Астрахань».
Кроме того, Бенардаки учредил в селе Макарьеве знаменитую торговую ярмарку с многомиллионным оборотом.

А еще Дмитрий Егорович владел шестнадцатью заводами в шести губерниях России, золотыми приисками в Восточной Сибири, речным пароходством на Волге. Ко времени начала реформы его состояние оценивалось в 20 млн руб. Вспоминаются слова того же М. Погодина: «Вот что значит смелость, деятельность и честность, вот что значит соединить свою пользу с общею». В Афинах на деньги российского предпринимателя были построены Национальный музей, Национальная библиотека, православная церковь при русской дипломатической миссии. Бенардаки щедро поддерживал единственный на Афоне русский Свято-Пантелеимонов монастырь. За эти заслуги греческое правительство удостоило своего великого российского земляка звания почетного гражданина Греции.

В 1859 г. петербургские греки обратились к Императору Александру II с прошением о выделении места для строительства церкви в районе их массового поселения. И даже собрали средства. Но их хватило бы только на часовню. Все расходы по строительству храма взял на себя Бенардаки.

Церковь Св.вмч.Димитрия Солунского сооружалась на Лиговском проспекте, в византийском стиле, по проекту Р.И. Кузьмина. Одноярусный иконостас был вырезан из ореха, образа написаны в Греции, орнаменты «по образцам древнейших храмов в Константинополе» исполнил К.Л. Брамсон. Главный придел был освящен в 1865 г. Храм мог вместить до 1000 чел. Кроме престольного праздника особенно торжественно греки отмечали Благовещение и 25 марта — День освобождения Греции от турецкого ига. Журнал "Нива" в 1884 г. отмечал: «Греческая церковь во имя святого великомученика Димитрия Солунского, построенная на Песках, между Четвертою и Пятою Рождественскими улицами, представляет собой в нашей столице один из лучших в мире образцов византийского зодчества».


Скончался Д.Бенардаки от сердечного приступа 28 мая 1870 г. в Висбадене, в Германии. Учитывая его большие заслуги перед Россией, Император Александр II лично (!) встречал на Николаевском вокзале поезд, доставивший гроб с забальзамированным телом в Петербург. Он же разрешил похоронить дворянина Д.Е. Бенардаки в Греческой церкви.

В настоящее время на ее месте стоит здание БКЗ «Октябрьский» (1967, арх. В.А. Каменский, А.В. Жук) с плоской крышей, по форме напоминающее крематорий. Рядом с ним скульптурная группа «Октябрь» (народное название – Гей-клуб)


Источники
А.Корин. Потомок древних афинян стал первым русским миллионером//Русский предприниматель № 11(18), 2003 –2004 гг.
П.Афанасьев. Дмитрий Бенардаки (1799-1870).

Памятник Д.Е. Бенардаки в Некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры был открыт 20.09.2011 г. Авторские фото памятника – сентябрь 2011 г.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments