Колотун-Бабай (v_murza) wrote,
Колотун-Бабай
v_murza

Княгиня Зинаида Ивановна Юсупова (1809-1893). Розовая дача и замок Кериоле


Ее имя вошло в петербургские легенды. Среди ее поклонников были императоры Николай I и Наполеон III. Она была возмутительницей спокойствия и разрушала все условности, но оставила после себя изумительные по красоте имения и дворцы.

Зинаида Ивановна Юсупова, урожд. Нарышкина, впоследствии графиня де Шово и маркиза де Серр, родилась 200 лет назад 2 ноября 1809 г. (1810 г.?) в Москве.
19 января 1825 г. состоялась свадьба юной Зинаиды и вдового князя Бориса Николаевича Юсупова (1794–1849).

ЮСУПОВЫ. РОДОВОЕ ПРОКЛЯТИЕ
Князь Борис Николаевич был предводителем петербургского дворянства, с 1848 г. имел придворную должность гофмейстера. Он отличался благородством души, меценатством и искренней заботой о бедных.


Зинаида Ивановна в 1827 г. родила сына Николая, затем умершую при родах дочь и только после этого узнала о проклятии рода Юсуповых. Краткая его история такова.

Основатель рода, правитель Ногайской орды Юсуф-Мурза желал замириться с Москвой.

В XVI в. в России еще не было нанотехнологий и инвестиций в человеческий капитал. Однако хан понимал, откуда дует ветер. Он отправил в 1563 г. сыновей ко двору Иоанна Грозного. В летописи сказано: «Сыновья Юсуфа, прибыв в Москву, пожалованы были многими селами и деревнями в Романовской округе, и поселенные там служилые татары и казаки подчинены им. С того времени Россия сделалась отечеством для потомков Юсуфа».

Беда приключилась, когда его потомок Абдул-Мурза был крещен и наречен Димитрием. Злобная ногайская колдунья наложила на весь род странное проклятие – в каждом поколении Юсуповых до 26 лет должен доживать только один представитель, и так до полного угасания рода.

Пророчество и на самом деле сбывалось, род не делился и всегда продолжался только одним потомком по мужской линии.

Княгиня заявила мужу, что «рожать мертвецов» впредь не собирается, но если тот не нагулялся, «пусть брюхатит дворовых девок». Так продолжалось до 1849 г., когда старый князь умер от тифа, оказывая помощь заболевшим.

ЗВЕЗДА ПЕРВОЙ ВЕЛИЧИНЫ
Зинаида Ивановна с юных лет восхищала современников своей великолепной, неотразимой внешностью.

В «Историческом вестнике» (1894, № 10) есть описание бала у Юсуповых 1836 г.:

«Хозяйка дома, красавица Зинаида Ивановна Юсупова, совсем не танцевала на своём бале, потому что в начале зимы этого года, катаясь с кем-то с ледяной горы, сильно зашибла себе ногу, прихрамывала и, не опираясь на костыль, даже ходить не могла. ... У неё в руке был костыль какой-то дедовский, старозаветный, чёрного дерева... и по всей рукоятке сплошь усыпанный крупными бриллиантами.

В одном уж этом костыле было что-то сказочное, волшебное. Должно быть, к нему же княгиня подобрала и весь свой наряд: платье на ней было не лёгкое, не бальное, а тяжёлого голубого штофа; на голове у неё около лба горела одна только большая бриллиантовая звезда, в заднюю причёску волос были как-то впутаны два газовые шарфа; один голубой с серебряными звёздами, а другой белый с золотыми, и оба они упадали до самого пола. Удивительно хороша была она в этом наряде!»


Друг Пушкина кн. П.А.Вяземский пишет в альбом нашей героине стих «Костыль», где есть такие строки:

Костыль — Вам дар небес: любите Ваш костыль!
Он был для Вас судьбы полезною указкой,
И в школе жизни он Вам указал на быль,
Когда Вам жизнь была одной волшебной сказкой...


А вслед за ним такое «шуточно-интимное» четверостишие:

Фортуна чрез меня Вам башмаки подносит,
И, надевая их, Вам вспомнить случай есть
О том, который сам Вас и фортуну просит
У Ваших ног ему дать жизнь свою провесть.


В год смерти мужа Зинаиде Ивановне не было еще и сорока. Она оказалась владелицей фантастического состояния, в том числе 3-х дворцов только в Санкт-Петербурге, дворцов в Москве, Архангельском, и Кореизе. И она, как бы сейчас сказали, пустилась во все тяжкие. О ее романах ходили легенды. Но, как ни странно Зинаиду Ивановну не осуждали, признавая право величавой княгини на сумасбродства.

До сих пор в Свеаборге (остров-крепость близ Хельсинки) рассказывают, как Юсупова вывезла из тамошней тюрьмы возлюбленного — народовольца Исакова, и скрывала его до самой смерти в своем особняке на Литейном в Петербурге.
Как бы то ни было, но когда чекисты в поисках юсуповских сокровищ простучали там все стены, то обнаружили примыкающую к спальне потайную комнату. В ней стоял гроб с забальзамированным телом мужчины.

Свой Литейный дом Зинаида Ивановна повелела построить архитектору П.Л.Бонштедту после смерти мужа. Она переехала сюда, оставив дворец на Мойке сыну Николаю.


Как ни странно, этот особняк (Литейный пр., 42), построенный в 1852-1858 гг., вошел в питерские легенды, как дом Пиковой дамы (один из двух). Считается, что если долго смотреть в окна второго этажа, в них можно увидеть лицо хозяйки дома. Некоторые даже утверждали, что Пиковая дама, замеченная ими в доме на Литейном, грозила им пальцем!

На Литейном, прямо, прямо,
Возле третьего угла,
Там, где Пиковая дама
По преданию жила!
(Н.Я.Агнивцев)

РОЗОВАЯ ДАЧА В ЦАРСКОМ СЕЛЕ
Эта дача, являющаяся пятым и наименее известным дворцом Юсуповых на петербургской земле, находится на юго-западной границе императорского Отдельного парка по дороге в Павловск. Ее современный адрес: Павловское ш., 10.
История ее строительства окутана ореолом тайны и романтики.

Кн. Феликс Юсупов пишет в своих мемуарах, как разбирая прабабкин архив, он обнаружил письма императора Николая I. В одной записке Николай говорит, что дарит ей царскосельский домик «Эрмитаж» и просит прожить в нем лето, чтобы им было где видеться.
К записке приколота копия ответа. Княгиня Юсупова благодарит Его Величество, но отказывается принять подарок, ибо привыкла жить у себя дома и вполне достаточна собственным имением.

Поссорившись с императором, она уехала в 1855 г. за границу. Обосновалась в Париже, в купленном ею особняке в районе Булонского леса в Парке принцев.
Однако, перед этим княгиня купила участок в Царском и поручила придворному архитектору И.А.Монигетти построить имение - в точности государев подарок. Архитектор творчески переработал идеи гениального своего предшественника. Даты их построек разделяет ровно 100 лет. Судите сами:


Павильон «Эрмитаж» (1756 г., стиль барокко, арх.Ф.-Б.Растрелли).


Розовая дача (1856 г., стиль необарокко, арх. И.А.Монигетти).

Это современный снимок, сделанный автором, для чего ему пришлось проявить незаурядные акробатические способности. Дача уже 5 лет обнесена глухим забором и реконструируется неким ООО под гостиницу (официальная версия).

Строительство ансамбля дачи, включающего домик садовника, парк с гротами из натурального камня, завершилось в 1859 г. в отсутствие княгини. Та не могла вернуться из-за границы ввиду несанкционированного отъезда и неразрешенного второго брака.
Впоследствии крупные работы на даче производились в 1910-е гг., когда она принадлежала внучке первой владелицы, княгине Зинаиде Николаевне Юсуповой, графине Сумароковой-Эльстон.


Сын Зинаиды Николаевны, кн. Феликс Юсупов на даче. Снимок из архива Йельского университета.

Дача еще в 80-е годы ХХ в. была в состоянии руин. Однако сохранились снимки 1946-1947 гг. - они подтверждают, что сразу после войны у здания пострадал только купол, а подлинные интерьеры и даже фрагменты живописи сохранились.

Далее ее история повторяет уже известный шаблон. Есть серьезные опасения, что имение Юсуповых повторит судьбу дворца в Елизаветино-Дылицах .

МАЛЕНЬКОЕ АРХИТЕКТУРНОЕ БЕЗУМСТВО
Во Франции Зинаида Ивановна была вхожа в высшее общество, в ее доме бывал весь парижский бомонд Второй Империи. Наполеон III увлекся ею и делал авансы, но ответа не получил.
На балу в Тюильри ей представили юного офицера, миловидного и бедного, по фамилии Шово. Он ей понравился, и она, несмотря на разницу в возрасте (ей — 51, ему — 32), приняла решение выйти за него замуж. Но чтобы заключить брак с вдовой князя, Шарлю нужно было тоже иметь дворянский титул. И Зинаида купила предмету своей страсти сразу два — графа Шово и маркиза де Серр.

Императорский двор России, не одобрявший ни отъезда княгини, ни ее нового брака, потребовал, чтобы новоиспеченный дворянин имел государственную должность. В департаменте Финистер было вакантным место генерального советника кантона. В 1860г. Шарль сумел получить эту должность, предварительно заверив местного префекта в намерении поселиться в департаменте. В том же году Зинаида и Шарль подписали брачный контракт. Церемония бракосочетания прошла в России, в часовне дворца Юсуповых на Мойке. А в 1862 г. новобрачные приобрели в Бретани небольшой замок на берегу Атлантического океана. Документальные свидетельства о нем сохранились с XV в.

Княгиня энергично взялась за обустройство своего нового жилища, напоминавшего скорее средневековую крепость. Коренным образом перестроить замок было поручено главному архитектору региона Жозефу Биго, который внимательно прислушивался к пожеланиям русской дамы, почитая ее изысканный вкус.

Обновленный замок производит странно-мрачное, фантасмагорическое впечатление, отражая, по-видимому, умонастроения хозяйки в то время. С архитектурной точки зрения новое строение являет гибрид нескольких стилей — неоготического, французского реннесанса и местного бретонского.
На крыше — химеры и... славянская ведьма на помеле. Фасад украшен символами Бретани — горностаями, королевскими лилиями и оккультными пятиконечными звездами. Среди украшений — барельеф медведя, который смотрит на восток, напоминая об истоках Нарышкиной, дворянские короны Шово и Серра, и девиз «Всегда и вопреки всему».


Граф де Шово вскоре умер, завещав замок своей то ли сестре, то ли любовнице.
Зинаиде Ивановне вновь пришлось выкупать у соперницы замок втридорога. Она подарила его тамошнему департаменту при условии, что замок будет музеем.
Фото замка взято отсюда . Автор очень постарается выполнить и опубликовать собственные снимки Chateau de Keriolet.

В начале поста: Christina Robertson. Portrait of Princess Zinaida Yusupova (1840-41).


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments