Колотун-Бабай (v_murza) wrote,
Колотун-Бабай
v_murza

Categories:

«Спас с донатором» или Исаакий на фронтоне храма в Барановичах



Предыдущий пост скромного автора этих строк имел подзаголовок МАЛЕНЬКИЕ ОТКРЫТИЯ БЕЛАРУСИ. Страна эта мне не чужая, я ее частый гость и очень ее люблю. И не перестаю ей удивляться. В сущности, всю Беларусь я бы назвал одним большим открытием — достаточно сойти с наезженных маршрутов и постараться выбросить из головы разные благоглупости.

Город Барановичи (175 тыс. жителей) — райцентр Брестской области, лежащий посередине между Минском и Брестом, крупный железнодорожный узел. С 1939 по 1954 гг. он был областным городом, до 1939 г. пребывал в Польше центром уезда (повета) Новогрудского воеводства. А еще ранее в 1914-15 гг. тут была ставка Главковерха, из которой шло управление всеми русскими армиями и флотами. Сюда 10 раз приезжал император Николай II.
Именно в Барановичах был в 1915 г. открыт первый на территории Российской империи памятник героям Великой войны. Мемориал соорудили «дабы увековечить память погибших за Веру, Царя и Отечество», его освятил протопресвитер военного и морского духовенства Георгий Шавельский в присутствии Верховного.

источник фото

Сегодня на месте этого памятника и воинского кладбища находится (вы удивитесь!) площадь Ленина с фонтаном и Горисполкомом на ней.

В Барановичах я пробыл сутки в июне, в ожидании поезда на СПб после путешествия по Гродненской области. Приходилось мне слышать, что это скучный город... поделился аккуратно этой мыслью с милой барышней на рецепции гостиницы. На что тут же получил ответ: особо ностальгирующие петербуржцы могут совсем неподалеку полюбоваться Исаакиевским собором.
— А это как?
— Вы в наш Свято-Покровский собор сходите, там чудесные мозаики, а ваш Исаакий изображен снаружи на фасаде справа.

Это я и сделал, а в итоге открыл для себя захватывающую и очень грустную историю, которой и спешу поделиться.

ПОКРОВСКИЙ СОБОР
Собор Покрова Пресвятой Богородицы в Барановичах находится в 20 мин. ходьбы от центра города. Его видно издалека: величественная трехъярусная колокольня с четырехгранным куполом и шпилем господствует над невзрачным окружением частной застройки.


С нею перекликаются святые ворота с тремя арками.


Храм был построен в 1924-1931 гг. в период Второй Речи Посполитой по проекту варшавского архитектора Николая Оболонского, он являет интересный образец редкого для Беларуси неоклассицизма.
Основной объем собора, четырехстолпный и квадратный в плане, накрывает невысокий, в треть сферы, купол с прорезанными в нем шестью круглыми окнами. С востока к нему примыкают три полукруглые апсиды (снимок ниже из сети, у меня с этого ракурса он вышел неудачным).


Четырехколонные портики с треугольными фронтонами, сильно вынесенные, украшают северный и южный фасады у боковых входов. Очертания фронтонов перекликаются с треугольными сандриками над окнами.


Похожий портик у главного входа. Здесь опорами уже полуколонны — мощные, спаренные. А выше по ярусам колокольни какая краса: угловые полуколонны, лопатки, сандрики, карнизы... Ионический ордер тут какой-то необычный (неоклассицизм все-таки). Над главным входом помещен полуциркульный тимпан с мозаичным панно, изображающим Богородицу.


Памятная табличка сообщает о том, что сия мозаика была изготовлена в Минском Свято-Елизветинском монастыре в 2006 г.


Панно с Исаакием находится над правым боковым входом (точнее, в тимпане южного портика). Его фрагмент приведен в заголовке поста, фотографировать его сложно из-за затененности и острого угла съемки.


Снял центральную часть, не скрываемую колоннами, с дальнего расстояния.


Это явно не 2006 г., панно имеет значительные утраты. Скорее, это фрагменты, собранные в композицию, швы между которыми просто замазаны цементным раствором. Из-под него видны ржавые костыли и арматура, похоже, мозаики закрепляли наспех.
Композиция называется «Спас с донатором», выполнена по эскизу худ. Н.А. Кошелева в начале XX в. Donator (лат.) — даритель, но в православии он именуется ктитором, в польской православной церкви — фундатором. В европейской традиции донатор-строитель храма обычно изображался с моделью храма в руках.
Кто же этот коленопреклоненный перед Спасителем и архангелами человек, и что за храм он подносит? Почему в углах композиции помещены изображения Исаакия в Петербурге (слева) и Успенского собора Московского Кремля (справа)?

РУССКИЕ МОЗАИКИ. ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ВАРШАВЫ В БАРАНОВИЧИ
Вглядитесь еще раз в мозаику. Архангел Михаил с пламенеющим мечом склонился над донатором и отвел от него свою финиковую ветвь, он грустно смотрит на модель собора. «…Вниди в радость господа твоего»,— гласит текст книги в руках Гавриила, но ощущаете ли вы радость? Христос отвернулся от книги и венчает то ли короной, то ли терновым венком даже не храмостроителя, а его творение.
Высокое искусство обладает даром пророчества. В руках донатора православный храм с самой, наверное, трагической судьбой — Александро-Невский собор в Варшаве. Его история вкратце такова

Мысль о строительстве православного кафедрального собора в столице Царства Польского высказал в 1893 г. генерал-губернатор Варшавы Иосиф Гурко (1828-1901), герой Балкан, ген.-адьютант и самый известный представитель литовско-белорусского дворянского рода Гурко-Ромейко.


Все тогдашние православные храмы могли вместить лишь 1/10 православных жителей Варшавы. Предложение было изложено в записке на Высочайшее имя и получило одобрение императора Александра III. В том же году был объявлен конкурс, на который были представлены эскизы пяти академиков архитектуры. 13 января 1894 г. Александром III был признан лучшим и утвержден проект архитектора Высочайшего Двора Леонтия Бенуа (1856-1928).

Эскиз собора св. князя Александра Невского в Варшаве работы Л.Н. Бенуа

30 августа 1894 г. в праздник св. Александра Невского и именины государя состоялось торжество закладки. Св. праведный Иоанн Кронштадский собственноручно положил в основание храма капсулу с посланием императора Александра III к потомкам. На строительство отец Иоанн пожертвовал из личных средств 13 500 руб. (около $ 400 тыс. по нынешним расценкам). Святой не оставлял попечения о соборе до своей кончины. Он настоял, чтобы на храм были установлены четырехконечные кресты, дабы меньше смущать чувства католиков. Он же предсказал разрушение храма после прекращения российского господства на польской земле.

20 мая 1912 г. главный придел собора был освящен во имя св. князя Александра Невского. Архиепископ Варшавский и Привисленский Николай (Зиоров), обращаясь к собравшимся, произнес следующие слова:
«Созидая сей храм, его создатели не имели в своих мыслях ничего враждебного к окружающему нас инославию: насилие не в природе Православия! Здесь будет всегда возноситься молитва о мире всего мира, отсюда будут исходить только слова любви, прощения и примирения, но не вражды, лукавства и любомщения… Пусть каждый инородец и иноверец, взирая на величие православия, сердцем своим постигает истину и устами своими исповедует ее, подобно тому, как послы великого князя Владимира, бывшие в Константинополе в велелепном храме св. Софии, почувствовав, что онде пребывает Бог, не восхотели уже оставаться в язычестве».

Собор в неорусском стиле с 70-метровой колокольней стал высочайшим зданием Варшавы и архитектурной доминантой города. Это был один из самых грандиозных православных храмов в мире. На службе в нем могло одновременно находиться свыше 2,5 тыс. чел.

Собор св.князя Александра Невского на Саксонской площади Варшавы

Главным украшением храма были мозаики, чудо русской иконописи эпохи модерна. По разным данным, в соборе было от 16 до 20 панно разного масштаба, созданных по эскизам Виктора Васнецова, Николая Кошелева, Николая Бруни и Виктора Думитрашко в петербургской мозаичной мастерской Владимира Фролова (той, где было создано мозаичное убранство храма Спаса-на-крови). Площадь мозаичного полотна «О Тебе радуется...», расположенного в алтарной апсиде храма, составляла более 1000 м2.

Эскиз мозаичной композиции «О Тебе радуется…» с автографом В.Васнецова

После 18-ти лет строительства богослужения в соборе совершались немногим более 3-х лет. В 1913 г. здесь прошли торжества по случаю 300-летия дома Романовых, а уже в 1915 г. были эвакуированы губернская администрация и практически все русское население Варшавы. Пророчество св. Иоанна Кронштадского неуклонно сбывалось.

При немцах в храме был гарнизонный костел и лютеранская кирха. После обретения Польшей независимости в 1918 г. о судьбе собора велись долгие споры, но его участь фактически была предрешена. Для большей части поляков храм был «символом оккупации» — три подавленных восстания за неполные 100 лет! Раздавались и здравые голоса, например, Вячеслава Богдановича, сенатора польского Сейма:
«Не говорите, господа, что собор должен быть разрушен как памятник неволи. Я бы сказал, что, пока стоит, он является наилучшим памятником для будущих поколений, поучающий их, как нужно уважать и беречь свою Родину; разобранный же, будет памятником – позорным памятником нетерпимости и шовинизма! Нельзя не обратить внимания на то, что в этом соборе есть выдающиеся художественные произведения, в которые вложено много духовных сил лучших сынов соседнего народа, и те, кто создавал эти произведения искусства, не думали ни о какой политике. Польский народ чувствует это, а также угрожающее значение этого поступка, и уже сочинил свою легенду относительно разрушения собора… Но наших политиканов это никак не трогает. А вот приезжают иностранцы – англичане, американцы – и с удивлением взирают на это, фотографируют и фотографии распространяют по всему миру – естественно, вместе с мнением о польской культуре и цивилизации…».
Другие предлагали перестроить византийский храм на западный манер – сохранились даже эскизы проектов.
На окончательное решение разрушить храм, принятое в 1923 г., повлияла советско-польская война.

Разрушение продолжалось с 1924 по 1926 гг. Православным жителям разрешили спасти мозаики, иконостасы, образа и прочее церковное имущество. Некоторые фрагменты мозаик были перенесены в кафедральный собор св. Марии Магдалины на Праге (предместье Варшавы) и в подвалы Национального музея. Большая же часть мозаик была в 1926 г. передана в Барановичи, где как раз в это время строился новый собор
Бюджет стройки составил 147 тыс. злотых, из которых польское правительство выделило 58 тыс. Подобная щедрость была вызвана не только хлопотами сенатора Алексея Назаревского, возглавлявшего комитет по строительству, но и в какой-то степени сносом храма в Варшаве.

Сенатор Алексей Назаревский (Aleksy Nazarewski, 1881-1942) - спаситель мозаик.
Это он убедил польские власти перевезти мозаики в Барановичи для строящегося Свято-Покровского собора


Важно, что что при размещении в стенах Покровского собора уникальных мозаик учитывались два фактора. Во-первых, расположение мозаик в варшавском храме, которому стремились по возможности следовать. Во-вторых, неодинаковую степень сохранности прибывших в Барановичи мозаичных панно. В интерьере храма старались разместить лучше сохранившиеся композиции.

ЧТО СОХРАНИЛОСЬ
Заглянем внутрь Собора Покрова в Барановичах. Сразу же обращает на себя внимание грандиозный трехъярусный иконостас в неорусском стиле с резными царскими вратами.

Он тоже родом из Варшавы, из бывшей домовой церкви королевского замка. Среди авторов его икон — Васнецов, Бруни и Врубель.

Сохранилось семь мозаичных композиций Варшавского собора, расположенных как внутри, в интерьере храма, так и снаружи, на фронтонах. Самым ценным является изображение Матери Божией с Сыном в в алтарной апсиде храма. Это центральный фрагмент того самого в тысячу м2 мозаичного полотна «О Тебе радуется…», сделанного по эскизу Виктора Васнецова. Увидеть его можно только при открытых Царских вратах, привожу заимствованный снимок.

источник фото

На опорных колоннах ближе к алтарю расположены образы святителя Алексия, митрополита Московского и прп. Иосифа Волоцкого (не самый симпатичный святой). Эти две мозаики были выполнены по эскизам Виктора Думитрашко, они были изготовлены в память об Иосифе Гурко.

Композиция «Богоматерь с ангельскими чинами», составленная из 9-ти кусков мозаик.


Композиция «Деисус больший с предстоящими», составленная из 5-ти кусков мозаик.


Снаружи над северным боковым входом размещена композиция «Собор Архистратига Михаила», составленная из 12 кусков мозаик.




И последняя — «Спас с донатором», о которой уже шла речь, над южным боковым входом. Теперь понятен смысл нахождения на ней Успенского и Исаакиевского соборов, они — предтечи собора св. князя Александра Невского в Варшаве.
Но кто же является донатором? Среди краеведов и блогеров из Беларуси преобладает мнение, что здесь изображен сам Александр Невский. Это не так. Отсутствует нимб, признак святости, а главное — к моменту возведения храма в польской столице князь уже давно пребывал на небесах.
Сравните мозаичный лик донатора и портрет храмостроителя. Выводы предлагаю сделать самостоятельно.



Худ. Александр Мурашко (1875 - 1919). Портрет Леонтия Николаевича Бенуа

Продолжение традиций мозаичного искусства — Спас Нерукотворный на центральной апсиде собора в Барановичах.


Авторские снимки июня 2019 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments