Колотун-Бабай (v_murza) wrote,
Колотун-Бабай
v_murza

Categories:

Пять петербургских адресов Федора Сологуба

К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ МЭТРА РУССКОГО СИМВОЛИЗМА


Лежу и дышу осторожно
В приюте колеблемых стен.
Я верю, я знаю, как можно
Бояться внезапных измен.

Кто землю научится слушать,
Тот знает, как зыблемо здесь,
Как стены нетрудно обрушить
Из стройности в дикую смесь.

И вот предвещательной дрожью
Под чьей-то жестокой рукой
Дружится с бытийскою ложью
Летийский холодный покой.


1 марта 2013 г. исполнится 150 лет со дня рождения поэта, прозаика и провидца Федора Сологуба (Федор Кузьмич Тетерников, 1863-1927). «Много написал Сологуб, но, пожалуй, еще больше написано о нем». Эти слова принадлежат Николаю Гумилеву и были сказаны в 1910 г. Сегодня многое из созданного Сологубом подзабыто. А это не только великолепные стихи:

«Давно уже русская жизнь явственно клонилась к пародиям, к издевательству, может быть, в самом складе русского ума лежит эта наклонность к осмеянию к развенчиванию, к низведению всего высокого на низменную плоскость. <...>

Мы поторопились назвать нашу революцию великою, и сравнивали её с великою французскою революциею. Но вот видим, что величия в делах наших мало, и революция наша является только обезьяною великой французской революции. Россия наша гибнет жалко и бесславно, и вокруг нас «гарь и гик обезьяний», по скорбному слову Ремизова. Та, подлинно великая, вся была воодушевлена любовью к Франции, к отечеству, и революции, каждый чувствовал себя прежде всего патриотом. Ну, а у нас, конечно, всё наоборот. И потому, чем дальше идут дни, тем всё смутнее и тоскливее на душе, и ничто не радует сердца»
(«Крещение грязью», Петроградский голос, 1918, № 4).

Хочется вспомнить еще и Передонова, героя романа «Мелкий бес» и его alter ego Недотыкомку:

«Его чувства были тупы, и сознание его было растлевающим и умертвляющим аппаратом <...>
Всё доходящее до его сознания претворялось в мерзость и грязь. В предметах ему бросались в глаза неисправности, и радовали его. У него не было любимых предметов, как не было любимых людей, — и потому природа могла только в одну сторону действовать на его чувства, только угнетать их»
.


М.В.Добужинский. Недотыкомка. Иллюстрация к роману «Мелкий бес». 1906–1907 гг.

В Петербурге, где Сологуб родился и провел почти всю свою жизнь, особой юбилейной активности не наблюдается. Депутаты ЗАКСа вроде бы собирались установить памятную доску на доме 20/2 по 7 линии В.О., где в казенной квартире Андреевского училища прожил 8 лет учитель-инспектор Тетерников. Будем надеяться, что она там появится.

Автор не мог отказать себе в удовольствии пройтись по другим адресам юбиляра и посмотреть, что там сейчас находится.

МАТЯТИН ПЕРЕУЛОК И БРОННИЦКАЯ УЛИЦА

Во всем, что связано с Сологубом, простых решений не ждите.
«Едва ли есть сейчас другой писатель, даже не столь громкой известности, судьба и биография которого окутаны были бы такой неизвестностью, как у Ф.К.Сологуба», - замечено его современниками.

Где точно родился Федор Тетерников? Я не смог найти ответа на этот вопрос.
Он не оставил после себя ни автобиографии, ни воспоминаний. Самый ранний из найденных адресов их семьи (1867 г.) - ул.Могилевская (Лермонтовский пр.), д. 19, кв.14. А вот детство будущий классик провел в Матятином переулке в Московской части, который соединяет Клинский с Мало-Царскосельским проспектом («Здесь я мальчишкой босиком бегал» ). Вид этого переулка, к счастью, дошел до нас благодаря рисунку соседа нашего героя М.В.Добужинского. Теперь этот переулок называется Батайским.

М.В.Добужинский. Вид на Матятин переулок. 1900-е гг. (утащено отсюда)

В «Алфавитном указателе жителей города С.-Петербурга» 1895г. мне удалось найти адрес литератора, находящийся по соседству: Бронницкая ул., д. 21.

Этот период жизни Сологуба связан с его учительством в Рождественском городском училище (на Песках) после возвращения из провинции в Петербург в 1892г. Не имея собственного жилья, он часто менял квартиры. В книге М.Павловой «Писатель-инспектор: Федор Сологуб и Ф.К.Тетерников» указаны Серпуховская, затем 4-я Рождественская улицы и Щербаков пер.
Бронницкую, 21, кажется, не упоминает никто. Если это так, я могу записать себе в актив маленькое открытие.


Дом 21 на Бронницкой был перестроен в 1904г. Это его современный вид.




Кстати, возможно не все знают, что Сологуб наряду с украинскими имел и ингерманландские корни. Его мать, Татьяна Семеновна Тетерникова (1832?–1894) происходила из крестьян села Фалилеева Гатчинской волости Ямбургского уезда Санкт-Петербургской губернии.

УЛ. ШИРОКАЯ, 19
«Кирпич в сюртуке». Машина какая-то, созданная на страх школьникам и на скуку себе. И никто не догадывается, что под этим сюртуком, в «кирпиче» этом есть сердце. <...>
Сердце, готовое разорваться от грусти и нежности, отчаяния и жалости».
Так писал о Сологубе Георгий Иванов («Петербургские зимы»).

С 1899г. по 1907г. учитель-инспектор Тетерников проживал на уже упоминавшейся квартире при Андреевском училище. «Было странно видеть, что Сологуб жил в такой мещанской и банальной обстановке, достойной быть интерьером самого героя «Мелкого беса» Передонова, с обоями в цветочках, с фикусами в углах гостиной и с чинно расставленной мебелью в чехлах» ( М.Добужинский). Квартира также не вмещала всех посетителей его воскресных чтений.

Переломным в его жизни стал 1907г.. В мае в Финляндии умирает любимая сестра.
1 июля Сологуб оставляет учительское поприще и уходит в отставку в чине надворного советника (за время службы был пожалован орденами Св. Станислава 3-й ст. и Св. Анны 3-й ст.). Он оставляет казенную квартиру и переезжает на частную на Петербургской Стороне по адресу ул.Широкая (нынче носит гордое имя Ленина, не к ночи будь помянут), дом 19. Вот его современный вид


Отныне Федор Сологуб зарабатывал на жизнь исключительно литературой. В начале 1908г. в издательстве «Золотое руно» выходит «Пламенный круг», восьмая книга его стихов и, наверное, лучшая. Сологуб, безусловно, признается крупнейшим явлением в поэзии. «Рожденный не в первый раз и уже не первый завершая круг внешних преображений, я спокойно и просто открываю мою душу. Открываю, — хочу, чтобы интимное стало всемирным». (Предисловие к «Пламенному кругу», январь 1908).

По воспоминаниям К.Эрберга, на Широкой в гостях бывали Леонид Андреев, Чапыгин, Найденов, Чириков, Куприн. К этому же периоду относится развитие знакомства Сологуба с писательницей и переводчицей Анастасией Чеботаревской. В конце 1908г. она станет его женой (венчание состоится только в 1915г.).

Еще цитата из «Петербургских зим»:
«Молодой поэт, признанная «восходящая звезда», звонит Сологубу по телефону:
-- Федор Кузьмич, это вы?
-- Я.
-- Говорит X. Я хотел бы прийти к вам...
-- Зачем?
-- Прочесть вам мои стихи.
-- Я уже прочел их в "Аполлоне".
-- Узнать ваше мнение...
-- Я о них не имею мнения».


Остается добавить, что этим молодым поэтом был Осип Мандельштам. А звонок, не исключено, был на эту квартиру Сологуба (Мандельштам начал писать стихи в Тенишевском училище, которое закончил как раз в 1907г.).

Дом 19 по ул.Широкой был построен арх. П.П.Светлицким, стиль его можно охарактеризовать, как переход от модерна к неоклассицизму. Нарядный фасад дома украшен барельефами и колоннами, но находится в плачевном состоянии.


Квартира № 2 Сологуба находится на 2-м этаже, если я не путаю планировку дома, вот ее окна


Сегодня здесь обычная питерская коммуналка. Двор дома со срезанными и изуродованными балконами выглядит как-то жутковато


Не трогай в темноте
Того, что незнакомо,
Быть может, это — те,
Кому привольно дома.

Кто с ними был хоть раз,
Тот их не станет трогать.
Сверкнет зеленый глаз,
Царапнет быстрый ноготь, —

Прикинется котом
Испуганная нежить.
А что она потом
Затеет? мучить? нежить?

Куда ты ни пойдешь,
Возникнут пусторосли.
Измаешься, заснешь.
Но что же будет после?

Прозрачною щекой
Прильнет к тебе сожитель.
Он серою тоской
Твою затмит обитель.

И будет жуткий страх —
Так близко, так знакомо —
Стоять во всех углах
Тоскующего дома.
(«Пламенный круг»).

ГРОДНЕНСКИЙ ПЕР., 11
На ул.Широкой Сологуб прожил недолго, до августа 1908г. «Следующая его квартира была на Гродненском пер. в доме 11, где он жил вместе со своей женой Анастасией Ник<олаевной> Чеботаревской, сразу взявшей курс на внешнее поддержание уже утвердившейся к тому времени известности своего мужа. Она по-своему любила его, но, ценя талант Сологуба, думала, что шумиха, ею создаваемая вокруг его имени (причем часто неумелая!), может как-то способствовать «славе» писателя» (К.Эрберг).

Сведений об изменении нумерации домов по Гродненскому пер. я не нашел. Это означает, что квартира Сологуба (№ 7) находилась в доме с современным № 11. Он был построен в 1898г. (арх. В.Ф.фон Геккер).






Это Литейная часть Петербурга, а ныне его Центральный район, место всегда бывшее престижным. Имеются сведения, что Сологуб платил за квартиру в Гродненском переулке 135 руб. в месяц. Плюс доплачивал за отопление (дрова стоили дорого). Для сравнения: ежемесячная зарплата чиновника средней руки составляла 100 руб. Жилище литератора выглядело престижно: дорогая мебель в стиле модерн, живые пальмы, рояль штуттгартской фирмы «Липп» и т. д.

Предоставим слово Зинаиде Гиппиус:
«Костюмированный вечер.
Небольшая зала изящно отделанного особняка в переулке близ Невского. Розово-рыжие панно на стенах. Много электричества. Есть забавные костюмы. Смех, танцы... В открытые двери виден длинный стол, сервированный к ужину. Цветы.

Что это за бал? Большинство без масок, и какие все знакомые лица! Хозяйка — маленькая, черноволосая, живая, нервная молодая женщина, с большими возбужденными глазами. А хозяин — Сологуб. Он теперь похож на старого римлянина: совсем лысый, гладко выбритый. В черном сюртуке, по-прежнему не суетливый и спокойный, любезный с гостями. Он много принимает. Новый литературный Петербург, пережив неудачную революцию, шумит и веселится, как никогда. <...>

Сам Сологуб остался верен себе. Так же он замкнут в кольце холодка — «не подступиться». Так же, если не больше, спокоен, непроницаем, зло-остроумен. Если бы нужно было одним словом определить узел его существа, первый и главный, то это можно бы сделать даже одной буквой: Я. В самом глубоком смысле, конечно: в смысле понятия личности. Не знаю человека с более острым, подземным, всесторонним ощущением единства человеческой личности»
.

Ф.Сологуб и А.Чеботаревская, 1910-е гг.

Рассказ о маскарадах на Гродненском приводит и В.Недошивин (Прогулки по Серебряному веку).
«3 января 1910 г. Ф.Сологуб, собрав писателей на костюмированный бал, сам нарядился в костюм римского сенатора, Волошин оделся тибетцем, Толстой - Вакхом в леопардовой шкуре, а Тэффи - вакханкой» (более обнаженной, чем одетой, как отмечает литератор Фидлер, он же был безмерно счастлив оттого, что не взял с собой дочь). «В разных углах дивана сидели и обнимались парочки, не преступая, впрочем, запретной черты; особенно привлекали внимание актер Нувель с женой А.Толстого». Ужин, добавляет не без разочарования Фидлер, подали только в пять утра, и он оказался столь скудным, что многим ничего не досталось.

Остается добавить, что по словам К.Эрберга, премьеры, венки, цветы, ужины на много персон, многолюдные вечерние собрания и домашние маскарады сначала, видимо, забавляли Федора Кузьмича, никогда всего этого не испытавшего, но потом надоели. Но шумиха возобладала. Гродненский переулок был сменен летом 1910г. на еще более просторную квартиру с огромным залом для приема большого количества людей.

Опять ночная тишина
Лежит в равнине омертвелой.
Обыкновенная луна
Глядит на снег, довольно белый.

Опять непраздничен и синь
Простор небесного молчанья,
И в глубине ночных пустынь
Всё те же звездные мерцанья.

И я, как прежде, жалкий раб,
Как из моих собратьев каждый,
Всё так же бледен, тих и слаб,
Всё тою же томлюсь я жаждой.

Мечтать о дивных чудесах
Хочу, как встарь,— и не мечтаю,
И в равнодушных небесах
Пророчеств новых не читаю.

И если по ночным снегам,
Звеня бубенчиками бойко,
Летит знакомая всем нам
По множеству романсов тройка,

То как не улыбнуться мне
Ее навязчивому бреду!
Не сяду в сани при луне
И никуда я не поеду.


Продолжение следует.

В заголовке поста — портрет Ф.К.Сологуба работы Н.Вышеславцева.
Авторские фото февраля 2013г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments