nik1

Путеводитель по журналу

Краткое содержание предыдущих серий
Carmina morte carent или стихи бессмертны
Петербургская Агарь. Подборка стихов Лидии АверьяновойИван СавинМихаил Лермонтов, командир спецназаНиколай ТуроверовДон-Аминадо – «Двенадцать» и лирикаСон о казненном поэте (90 лет трагической гибели Николая Гумилева)За Глеба! Последний бизон (Глеб Горбовский)Точит сизую ки́новарь осень На родной беломорский простор. Памяти Николая КлюеваАнри Волохонский (1936-2017). R.I.P.Rudyard Kipling (1865-1936). Russia To The Pacifists Заветов Пушкина хранитель, Тенденций недруг и реклам. Констанин ФофановВодолей. Русский Поэт Юрий КузнецовНиколай Рубцов. К 75-летию со дня рождения и 40-летию кончиныВалентин Катаев. Поэт. Георгиевский кавалерМосквич, влюбленный в Петербург. Николай Яковлевич Агнивцев«Как вода в новгородских колодцах должна быть черна и сладима». Четвертое измерение в поздних стихах О.М.В вечерний час воспоминаний. Вера Булич (1898-1954)Незнакомка с челом Бетховена. София ПарнокНаталья КрандиевскаяДва поэта над речкой ВологдойПетербург в стихах Сергея Петрова Борис СадовскойПамяти Вадима ЧернякаВ ШЕСТЬ ЧАСОВ УТРА ПОСЛЕ ВОЙНЫ. Три стихотворения Бориса СлуцкогоЕще раз про дуэль. ГУМИЛЁВ vs ВОЛОШИН: КАРТИНКА, КОТОРАЯ НЕ СКЛАДЫВАЕТСЯПреславная, прекрасная стату́я!Рождественское

Петербургские зарисовки
Особняк Зубовых. ИнтерьерыХрам-памятник Императору Александру IIIПушкинская — улица любви, богемы и иллюзийПушкинская. От Мамонта до ГлебаБизон на Пушкинской, 2Памятник Чернышевскому среди могильных плитАдмирал Клокачев и его домик в КоломнеЦветаевский квартал в ПетербургеСтанция Александровская и Отдельная ЕИВ ж/д ветка«Магический, холодный и вольный Петербург». Сергей АуслендерПро шарф голубой, блондинку и скетинг-рингиПять адресов Федора СологубаУ Сологуба на РазъезжейСпит брачный пир в просторном мертвом граде. Петербург Константина ВагиноваПетербургские адреса Авроры КарамзинойПитерским быкам - 185 летИосиф Михайлович де Рибас. Адреса и памятники в Санкт-Петербурге и ОдессеМурзинка. Исчезающий район Санкт-ПетербургаМурзинка. Приобретения и потери (продолжение)Дмитрий Бенардаки (1799-1870). Судьба и храм меценатаТаврический дворец. От Светлейшего князя Г.А.Потемкина к вершинам народовластияПамятники Императору Александру II в Санкт-ПетербургеДворец кн. Юсуповых. Жилые покои Феликса Феликсовича и Ирины Александровны Тенишевское училищеБенедикт Лившиц (1886-1938). Стихи о ПетербургеДом с башней на Таврической. ИнтерьерыДом с башней. Елена ГуроДом на Сергиевской. К 50-летию со дня кончины Вел. княгини Ольги АлександровныГрафиня М.Э.Клейнмихель и два ее домаГлубокий обморок сирени. К 100-летию кончины Михаила ВрубеляЛейб-Гвардии Финляндский полк. Два монумента и судьба знамениЦерковь Воскресения Христова у Смоленского кладбищаОхтинский разлив. Затерянный мир в 15 мин. езды от СмольногоСтранные монументыТрамвай на Улице жизниЗагадочное плавсредство в СтрельнеСвяточное чудо, прикрытое сеткойПропавшая памятная доска Высоцкому в ПетербургеНиколай Помяловский (1835-1863). Поречане, крючники и характер Малой ОхтыЛеонтьевский мыс, Колтовская слобода и мост БетанкураУткина дача — 2018. А также след Юрия КолкераМуму, Тургенев (1818-1883), год Собаки ПОНЯТЬ, ЧТО ЛУЧШЕ НЕТУ ДЕЛА, ЧЕМ ГОРОД, СНЕГ ИЛИ ЗАКАТ
Collapse )
nik1

Царское Село. Эрих Голлербах (1895-1942)

И НОСТАЛЬГИЯ ПО СНЕГУ

В топазовую даль уносится простор…
Под лыжами хрустит ковер безбрежный снега…
Последний солнца луч последний шлет укор,
И трепетно зажглась мечтательная Вега.

Мне чудится – весь парк застыл в немых мечтах, –
Растут вокруг дерев и лиловеют тени,
И в тихом шопоте забытых откровений
Из пепла восстает былого зыбкий прах.

Охвачен радостью властительной и томной,
Я чувствую, что я – лишь часть души огромной,
Чья на небе горит бессмертия печаль,

И сладко мне внимать мелодиям молчанья…
Льют звезды первые лучи и трепетанья
В синеющий простор, в топазовую даль…
(«Зимним вечером», 1918)
Collapse )
nik9

Опыт поэтической полемики

Ночная бабочка, мохнатая, как филин,
Вещественней твоей души.
Я душу нежную вообразить бессилен.
Душа, на стекла подыши!

И даже изморось, стоящая туманом,
Вещественнее, чем она.
— Но невидимка-музыка внятна нам?
Так упоительно внятна!

Соната нежная, незримый запах розы –
Душа едва ль незримей их? —
Да-да, конечно. Праздные вопросы.
Душа не хочет слов таких.

Мне грустно, что она бесплотное созданье,
Бесплотней тени на снегу.
Мне грустно потому, что даже на прощанье
Ее обнять я не смогу.
(© И.Ч.)

Не бабочка душа, скорее — птица,
Заставшая последний луч заката,
Застывшая на точке ординаты,
Где отголосок дня еще продлится.

Вещественна душа, ее частицы
Ты завещаешь городам и датам.
Их ощущаешь странным ароматом,
В прикосновениях, снах и милых лицах.

Уйдет твой день, и догорит заря,
Ищи своих, душа, поймешь — не зря!
Да не страшися порождений мрака,

Когда услышишь речи маниака,
Чмок упырей, сопение вурдалака
И в ультразвуке писк нетопыря.
(© )
Collapse )
nik1

Несправедливые стихи о Петербурге

КОТОРЫЕ ХОЧЕТСЯ ВНОВЬ И ВНОВЬ ПЕРЕЧИТЫВАТЬ

Марк Тарловский (1902-1952)


НЕВА
Медлительно и вдохновенно
Пульсируя в коже торцо́вой,
Нева, как священная вена,
Наполнена кровью свинцовой.

Невзрачные в теле линялом,
Невинные синие жилы
По каменным Невским каналам
Разносят сердечные силы.

Но город, привычный к морозам,
Простудных не ведая зудов,
Страдает жестоким неврозом
И острым склерозом сосудов;

По городу каждую осень
Грядёт от застав и рогаток,
Швыряет несчастного оземь,
Хватает за горло припадок;

Хрипят от закупорки вены,
И жалобно хлопает клапан,
Гневясь на устой сокровенный,
Где уровень в камень вцарапан.

И, стиснута пробкой заречной,
Как рельсы на дебаркадере,
Венозная бьётся со встречной,
С пылающей кровью артерий.

Collapse )
nik1

Недобрая мистика речки Мойки

Спи. Я утром кофе сварю.
— Слышишь, пусти, тебе говорю!
— Разбудишь отца. — Пусти! — Негодяй!
Больно. Руку мне не ломай.
— Куда ты идёшь? В кабинет не смей,
Не то — вот, видела нож.
А, так ты думаешь — ты сильней?
Нет врёшь, не уйдёшь!

И. Одоевцева. Петербургская баллада

Collapse )
nik1

Вадим Гарднер (1880-1956). Петербург


Меж тонких льдин вода струится;
И отсвет уличных огней
Винтами яркими крутится
В стекле Петропольских зыбей.

Вон там лиловыми дугами
Ряды сияют фонарей;
Двумя живыми ручейками
Толпа встречается людей.

Люблю тебя, Нева седая,
И льдов твоих звенящий треск, —
И бег и вспышки звезд трамвая,
И гул, и проволоки блеск;

И снег сыпучий под санями,
Подушки шапок кучерских,
И понукание конями,
И пар моторов деловых.

Люблю я конок ход ленивый,
И дребезжанье стекол их, —
Зимы рисунок прихотливый
На окнах лавок городских.

Collapse )
nik1

Поздняя осень в Кейла-Йоа

И РАССКАЗ ПРО СЕМЕЙНОЕ КЛАДБИЩЕ БЕНКЕНДОРФОВ-ВОЛКОНСКИХ

Приветливая готика, уютная нарядность; дивный вид с террасы, из каждого окна. И всё: воздух, свет, запахи, портреты, книги, и тишина, и говор — всё укутано немолчным шумом водопада...
кн. С.М. Волконский
Collapse )