Колотун-Бабай (v_murza) wrote,
Колотун-Бабай
v_murza

Харлампиев крест. Путь Мальтийских святынь



В гатчинском парке Сильвия, о котором был недавний рассказ, неподалеку от Дворцовой Фермы установлен необычный поклонный крест. Его высота 2,5 м., по форме он православный восьмиконечный, «с домиком», по типу старообрядческого. Но на нем барельефом присутствуют крест мальтийский и корона. На перекладине креста начертаны слова из 92 псалма Давидова: «Дому Твоему подобаетъ святыня, Господи, въ долготу дний».




Ниже размещены образки Св. Иоанна Крестителя и Священномученика Харлампия (89-202). Этот не слишком известный в России святой, епископ фессалийского города Магнисии, был замучен 113 лет от роду по личному распоряжению римского императора Септимия Севера.



Крест был воздвигнут местной православной общиной и черногорскими монахами из Цетинье в 2006 г. в память о втором принесении десницы Св. Иоанна Крестителя в Гатчину. Установлен он на участке, некогда выделенном императором Павлом I (1754-1801) для строительства монастыря в честь Св. Харлампия, где должны были вечно пребывать христианские святыни Мальтийского ордена.
История этого монастыря, которому не суждено было быть построенным и реликвий рыцарей-госпитальеров по сей день хранит массу тайн и загадок. «Внимай, читатель, будешь доволен».

И первый ребус мы можем видеть собственными глазами (фото в заголовке): икона Павла Петровича, размещенная на кресте, с тропарем ему, как Св. Благоверному императору.
Официальной канонизации Павла I, насколько известно автору этих строк, не было. Хотя документы о его прославлении в лике святых Синоду поручил подготовить еще Николай II в 1916 г.

Поклонный крест в Гатчине является еще и символическим мемориалом Павлу Петровичу, убитому своими приближенными в ночь на 12 марта 1801 г. По-видимому, этим объясняется появление образка. Я не специалист в православной догматике, но кажется, здесь должен присутствовать другой Лик святости: Царственный Мученик или Страстотерпец.

РОССИЙСКИЙ ИМЕПРАТОР, ВЕЛИКИЙ МАГИСТР ОРДЕНА СВ. ИОАННА
Мальтийскому ордену, правильно называемому «Суверенный военный гостеприимный орден Святого Иоанна, Иерусалима, Родоса и Мальты», принадлежали три уникальные святыни христианского мира.
Это часть Голгофского креста, подаренная ордену королем Франции Людовиком XII (1462-1515). Это десница (кисть правой руки) Св. Иоанна Крестителя, посланная в знак расположения султаном Баязидом II (1447-1512) во время пребывания ордена на острове Родос. Это Филермская икона Божией Матери, по преданию являющаяся последним прижизненным изображением Богородицы.

Рыцари принимают десницу Св. Иоанна Крестителя. Ксилография. 1496 г.[3]

12 июня 1798 г. остров Мальта фактически без боя был сдан армии Наполеона. Великий магистр ордена Фердинанд фон Гомпеш отбыл в Триест, где с согласия австрийского императора временно разместилась штаб-квартира ордена. Он увез с собой святыни.

Еще годом ранее Павел I принял на себя покровительство ордену. Согласно конвенции, подписанной 4 января 1797 г. стараниями таинственного графа Джулио Литта (он же Юлий Помпеевич, см. ОЧЕРК автора), в России учреждалось великое приорство (католическое), на содержание которого ежегодно из казны отпускалось 300 тыс. польских злотых. Также давалась гарантия сохранности владений ордена на территории России и Польши. Великим приором в том же году император назначил принца Конде, жившего в эмиграции в России.

26 августа 1798 г. члены русского великого приорства и находящиеся в Питере мальтийские рыцари провели референдум и издали манифест в котором Гомпеш объявлялся низложенным и содержалась просьба к Павлу взять орден под свою протекцию.
10 сентября 1798 г. Павел I в Гатчинском дворце принял «всех благонамеренных членов Ордена под свое высочайшее руководство». Заявив, что отныне Петербург становится штаб-квартирой Ордена, Павел пригласил рыцарей всех языков приехать в Россию.

Благодаря усилиям принца Конде, мальтийские кавалеры в Петербурге и в Варшаве приняли декларацию о смещении Гомпеша с поста великого магистра. Последний направил письма всем европейским монархам, протестуя против лживости и незаконности этого решения. В завязавшейся переписке Ватикан дважды предупреждал Петербург, что, предпринятые шаги не могут быть одобрены. Но было уже поздно.

27 октября рыцари, находившиеся в России, приняли заявление: «Мы, бальи, рыцари Большого креста, командоры, рыцари великого приорства российского и другие члены Иерусалимского Ордена Св. Иоанна, собравшись в Санкт-Петербурге, столице и резиденции нашего Ордена, как от нашего имени, так и от имени других языков и великих приорств в общем и от каждого из его членов <…> провозглашаем Его Императорское Величество императора и самодержца Всероссийского Павла I великим магистром Иерусалимского Ордена Св. Иоанна».

29 ноября 1798 г. в Зимнем дворце состоялась грандиозная церемония. В присутствии всего двора и находившихся в России мальтийских рыцарей папский нунций Лоренцо Литта возложил на Павла I корону и другие регалии великого магистра Ордена Св. Иоанна. Император был облачен в шелковый, золотистого цвета далматик, форму которого придумал он сам. На шее его тускло отливал старинным серебром мальтийский крест. Рыцари наблюдали за этой процедурой, преклонив колена.

Портрет Павла I в одеянии гроссмейстера Мальтийского ордена. Худ. В.Л. Боровиковский 1800 г.

Вскоре император основал второе Российское великое приорство – православное. Рыцарям был отдан Воронцовский дворец в Санкт-Петербурге на ул. Садовой, рядом с коим архитектор Кваренги построил Мальтийскую капеллу, а в Гатчине по проекту Н.А. Львова для принца Конде возвели Приоратский дворец-замок.

Предпринятые Павлом I шаги преследовали цели заручиться союзом католического мира для борьбы с революцией и брожением умов, соединить дворянство Европы на базе самого аристократического ордена и создать на острове Мальта базу русского флота.
В Риме на это смотрели несколько иначе. Нунций Лоренцо Литта так писал кардиналу Одескальчи о православном приорстве российском: «Святому престолу не следует утверждать его создание формальным актом. <…> Это учреждение императора всегда останется отделенным от Ордена, учрежденным исключительно для русского дворянства и имеющим единственную сферу сношения с Мальтийским орденом – выплату различных сумм в его казну и в казну католического великого приорства российского».

ЗАГАДКИ НЕПОСТРОЕННОГО МОНАСТЫРЯ
Десница Св. Иоанна Крестителя была доставлена в Россию в 1798 г., а часть Креста Христова и Филермская икона Божией Матери в 1799 г. Их был вынужден отдать Гомпеш под сильнейшим давлением австрийского двора. Поначалу они находились в Воронцовском дворце. 12 октября 1799 г. состоялась торжественная церемония их перенесения в Троицкую церковь Гатчинского дворца. В тот же день в ней состоялось торжественное венчание Вел. княжны Елены Павловны и принца Фридриха Людвига Мекленбург-Шверинского.
Той же осенью по отбытии императорского двора из Гатчины святыни были перенесены в Санкт-Петербург в церковь Зимнего дворца.

По замыслу Павла Гатчина должна была превратиться в духовный центр Мальтийского ордена, а святыни должны быть доступны для поклонения всем рыцарям и богомольцам. Идеальный вариант для этого – монастырь. Павел Петрович решает создать на окраине парка Сильвия новую обитель, Харлампиев Гатчинский монастырь. В 1-й половине 1800 г. архитектору Адриану Захарову (1761-1811) было поручено составление проекта монастыря. Он же составил смету строительства.
Чертежи Захарова сохранились.

А.Д. Захаров. Проект фасадов монастыря Св. Харлампия, 1800 г.


А.Д. Захаров. Проектный план нижнего этажа монастыря Св. Харлампия, 1800 г.

На одном из чертежей начертана резолюция рукою Павла I: «Быть по сему».


Сравнительно небольшой комплекс построек обители с храмом и 2-этажными корпусами келий должен был расположиться на надпойменной террасе южного (правого) речки Колпанки (Пильной) вблизи Дворцовой фермы.


В основу проекта легла архитектура средневековых крепостей и замков. Корпус с дугообразным очертанием стен вписывался в изгиб берега речной заводи.
Указ о строительстве монастыря был подписан Павлом 19 ноября 1800 г. Той же осенью были завезены стройматериалы, и начались подготовительные работы по устройству фундаментов корпусов.

Информация о дальнейшей судьбе строительства противоречива. По одним источникам [2] все работы прекратились сразу же после убийства Павла I. По другим [3] - продолжались до середины осени 1801 г., возможно, под наблюдением вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Потом о монастыре напрочь забыли, и его первое упоминание в литературе случилось через 80 лет (1882 г.).

В наши дни появился ряд публикаций об обнаружении фундамента Харлампиева монастыря (его нашли аккурат в день принесения в Гатчину Мальтийских святынь). Высказывалось предположение [4], что автором проекта являлся вовсе на А.Д. Захаров, а сам император Павел, дебютировавший в качестве архитектора.
Попробуем разобраться во всех этих загадках.

Почему монастырь и церковь возводились в честь Св. Харлампия? Выбор обуславливался желанием Павла I почтить память отца, императора Петра III, родившегося в день Cв. Харлампия 10 (23) февраля. Этот святой считается защитником от внезапной смерти без покаяния. Возможно, Павел, догадываясь о заговоре против него, хотел подобным образом обрести небесное покровительство.

Почему обитель стали строить в окрестности Гатчины на берегу Колпанки? Павел очень любил эти места. Он часто уединял в окрестностях Пильной мельницы (не дошла до наших дней), и именно здесь 6 ноября 1796 г. к нему пришло известие о том, что он фактически получил отеческий престол.

Успели ли построить фундамент монастыря? Скорее всего, нет.
В 2012 г. по заказу ГМЗ «Гатчина» были проведены очень серьезные археологические исследования [2]. Были обнаружены только фундаментные рвы, причем засыпанные строительным мусором, битыми кирпичами, штукатуркой, кусками известкового раствора, каминной облицовки, осколками фарфоровой посуды и битого стекла, коваными гвоздями и прочими предметами. Такое впечатление, что пытались уничтожить даже следы строительства монастыря. Распоряжением Александра I уже 16 марта 1801 г. началась ревизия, выявившая расхождения между отпущенными из казны и реально освоенными средствами, что явилось одним из поводов прекращения строительства.

Мог ли быть сам Павел I автором проекта? Основным аргументом «за» являются рассуждения автора [4]: «Трудно поверить, что столь слабый проект был составлен профессионалом, <...> для такого большого здания требовался купол на барабане и многоярусная колокольня. А мы видим крошечную башенку с луковицей и маленькую колокольню со звонницей».
Всё это представляется голословным. Разумеется, проект монастыря создавался «по мысли Павла I», но вряд ли можно вести речь о несовершенстве проекта, скорее об особенностях его архитектуры.

Чтобы их понять, нам надо отправиться на остров Родос в Эгейском море. Именно там «встретились» три христианские святыни, позже названные Мальтийскими. Высказывалось предположение, что архитектор предполагал построить обитель по аналогии с монастырем и храмом, возведенными на Родосе рыцарями-иоаннитами для Филермской иконы Богородицы, покровительницы ордена.

ФИЛЕРИМОС НА РОДОСЕ — ХРАМ И МОНАСТЫРЬ
Гора Филеримос находится на севере острова Родос в 15 км от его одноименной столицы. Собственно, это холм с плоской вершиной высотою 276 м. Но он господствует над окружающей местностью, и отсюда открывается изумительный вид.


В эти места в XIII в. из Иерусалима прибыл монах Филерим. Он привез с собой древнюю икону Божией Матери и построил часовню, ставшую впоследствии базиликой. Прибывшие на Родос в 1306 г. рыцари-иоанниты выстроили на горе свои первые укрепления и в XIV в. возвели монастырь и церковь Богородицы. Во время османского владычества монастырь был разрушен, но церковь турки не тронули.
Обитель была восстановлена итальянцами в начале XX в. и отдана ордену капуцинов.


Монахи вернулись в Италию во время Второй мировой, сегодня официально действует только храм Филермской Богородицы.




Заглянем внутрь.


Храм преисполнен благодати и таинственности. Очень важный момент — он двухконфессиональный, православный и католический. Но католическая часть сегодня закрыта.


Место древней чудотворной иконы занимает копия. Расположенная рядом информационная табличка повествует, что в 1523 г. рыцари-иоанниты забрали икону с собой, и она отправилась в Италию, на Мальту и в Санкт-Петербург.


Внутренний дворик монастыря.



Вот этот фундамент в форме креста когда-то был баптистерием при монастыре.


Монастырь украшен аркадами


и красивыми мозаичными иконами.


Путеводители уверяют, что монастырь закрыт и необитаем. Кажется, это не соответствует действительности.


А рядом со стенами обители в большом количестве проживают павлины. Они совсем не боятся людей.


В таких местах испытываешь полное умиротворение. Хочется поведать благодарному человечеству что-то очень хорошее и доброе...


но надо возвращаться в Гатчину.
Прямого сходства между Харлампиевым монастырем и Филеримосом, конечно, нет. Разве что скромные фасады корпусов, украшенные мальтийскими крестами.


Но обратите внимание на эти мощные контрфорсы.


Их непропорциональность визуально приподнимает здание и создает эффект, что оно стоит на холме. Эффект усиливается крошечной луковицей храма и колокольней. Оно и понятно — в Гатчине нет горы Филеримос, а есть невысокая речная терраса.
А хотите павлинов — пожалуйста, рядом находятся Ферма и Птичник.

Если серьезно, то до сих пор никто не обращал внимания вот на какое обстоятельство: Харлампиев монастырь, скорее всего, был задуман Павлом I, как двухконфессиональный. Православный и католический, для двух российских великих приорств. Колокольню его храма увенчивает не православный крест.


Давайте, еще вспомним таинственного иезуита Габриэля Грубера (1740-1805), прибывшего в Санкт-Петербург в 1799 г. и вошедшего в такое доверие к Павлу, что он получил право входа к императору без доклада. В августе 1800 г. Павел I направил папе Пию VII письмо с просьбой признать иезуитский орден в России. Соответствующее бреве (послание) Папы было издано в марте 1801 г.

Русский император считал, что «учитывая опасность фальшивой философии, приобретающей все более широкое распространение, против набирающего силу атеизма следует бороться, объединив усилия всех сил добра. Союз религий есть самая сильная преграда на пути распространяющегося вселенского зла». И, кажется, в своих симпатиях к католицизму он мог дойти до некой опасной черты. В этом случае становится понятным, почему так спешили стереть даже следы строительства Харлампиева монастыря.
Иезуит Грубер, состоявший в личной переписке с Наполеоном, погиб 7 апреля 1805 г. во время пожара в своей резиденции. Аккурат за 2 недели до заключения в Петербурге антинаполеоновского союза между Россией и Англией.

Мальтийские святыни в течение 50-ти с лишним лет постоянно пребывали в соборе Нерукотворного Образа Спаса в Зимнем дворце, а праздник перенесения их в Гатчину, установленный Павлом I, только номинально указывался в святцах.
Осенью 1852 г., после завершения строительства и освящения великолепного собора Св. Апостола Павла в Гатчине, депутация прихожан обратилась к Николаю I с просьбой передать реликвии в новоустроенный храм «на всегдашнее пребывание».
Император дал согласие только на «временное ежегодное приношение». С тех пор было восстановлено торжество праздника 12 октября, совершаемое ежегодно в Гатчинской придворной церкви и в Павловском соборе.

Собор Св. Апостола Павла в Гатчине

ИСХОД СВЯТЫНЬ. ГАТЧИНА-ОСТРОГ-ЦЕТИНЬЕ
После октябрьского переворота 1917 г. собор Зимнего дворца был разграблен. Но мальтийские реликвии удалось спасти, они оказались в ризнице Архангельского собора Московского Кремля.
По благословению Патриарха Тихона их 6 января 1919 г. перевезли в Гатчину и поместили в Павловском соборе.
Мальтийский орден не дремал. В 1923 г. итальянское правительство обратилось к Советам с просьбой о возвращении Филермской иконы на Родос (в тот период колония Италии). После поисков тов. Луначарский шлет в апреле 1925 г. в Ленинград телеграмму: «Задержка передачи Филермской иконы из Гатчины вызывает неприятности с итальянцами, категорически предлагаю препроводить икону в Москву. Исполнение срочно сообщите». Икону «препроводили», но она оказалась копией сделанной во времена Николая I. После этого она пребывала в Риме, на виа Кондотти, в резиденции ордена.

Подлинные святыни 13 октября 1919 г. из Гатчины вывезли в Ревель настоятель собора о. Иоанн Богоявленский и военный атташе гр. Павел Иванович Игнатьев. Потом их тайно перевезли в Данию и передали вдовствующей императрице Мария Федоровне. После ее кончины Вел. княгини Ксения и Ольга передали реликвии главе РПЦЗ митрополиту Антонию (Храповицкому).
Некоторое время они находились в православном соборе Берлина, а в 1932 г. были переданы королю Югославии Александру I Карагеоргиевичу (1875-1934). С начала оккупации Югославии нацистами 18-летний король Югославии Петр II (1923-1970) передал реликвии отдаленному Черногорскому монастырю Св. Василия Острожского, где они тайно сохранялись долгое время.

Острожский монастырь в Черногории

В 1951 г. в монастырь прибыли местные «силовики» — служба «Удба» (югославский ОМОН). Они конфисковали святыни и отвезли их в спецхран города Титоград (ныне Подгорица). Позже их передали в запасники исторического музея города Цетинье, где они хранились под строгим секретом.

В 1968 г. один из полицейских тайно сообщил о Мальтийских святынях Цетинскому игумену Марку и епископу Даниилу. Этим архиереям и удалось в 1993 г. вызволить из заточения десницу Св. Иоанна Крестителя и частицу Животворящего Креста Господня. Они до сего дня пребывают в Цетинском мужском монастыре.

Цетинский мужской монастырь Рождества Пресвятой Богородицы в Черногории

Был я в нем 3 года назад. Фотографировать там запрещено, посему привожу снимок реликвий из википедии.


В монастыре пришлось примкнуть к группе экскурсантов или паломников из России. Неприятно поразил один местный монах или служитель, мелкий и истеричный, гонявший всяких неорганизованных посетителей. Что так не похоже на рослых, гордых и добродушных черногорцев.

В 100 м. от монастыря находится вот это красивое здание — Народный музей Черногории.


В нем художественная галерея. Вход всего 4 €, но никто из паломников сюда даже не заглянул. Я был единственным посетителем. Здесь есть «синяя комната» без дверей, ради которой сюда надо прийти. В ней под завораживающей неоновой подсветкой схоронилась Филермская икона Божией Матери. Подлинная, чудотворная, покровительница Мальтийского ордена.

источник фото

На иконе изображена только Богородица, без Богомладенца. Золотая риза, закрывшая образ, кажется, та самая, заказанная Павлом I. Венец и цата украшены жемчугом и драгоценными камнями, а вместо короны лучи Мальтийского креста. Прорезь оклада не совсем пропорциональна и частично скрывает лик Богородицы, удивительный, сосредоточенный и тонкий. Иногда кажется, что Она улыбается.

Перед иконой не горят свечи и не служатся молебны. Представители Мальтийского ордена многократно пытались заполучить ее, обещая весомую материальную компенсацию. Сербская Православная церковь ходатайствовала о возвращении иконы в свое ведение. Все эти попытки до сих пор остаются тщетными.

Основные источники:
1. П.В. Перминов. Под сенью восьмиконечного креста (Мальтийский орден и его связи с Россией). М.: Междун. отношения, 1991.
2. С.Ю. Каргапольцев, М.Ю. Каргапольцев, В.Н. Седых. Поиски фундамента непостроенного монастыря Св. Харлампия в Гатчине (сезон 2012 г.). Бюллетень ИИМК РАН № 4.
3. Филермская икона Божией Матери, Десница св. Иоанна Предтечи и часть Креста Господня. Изд.: Леушинское Подворье, Санкт-Петербург, 2009 г.
4. В.А. Коренцвит. Павел I – автор проекта Харлампиева монастыря в Гатчине? Архитектурное наследство. М., вып. 54. 2011 г.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments